Пропаганда банкротства: банкиры предлагают запретить рекламу списания долгов

Банки напомнили о негативных последствиях банкротства

Слушать
Остановить
Ассоциация Банков России предупреждает об активизации оказывающих помощь при процедуре банкротства «раздолжнителей», которые делают ее «простой и легкой». Однако такого рода организации часто замалчивают негативные последствия банкротства, поэтому банки призывают запретить рекламу таких услуг, поскольку она пропагандирует списание долгов среди населения.

В Ассоциации Банков России обеспокоились повышенной активностью так называемых «раздолжнителей» — тех, кто оказывает услуги «легкого и безболезненного» банкротства. Они стали часто рекламировать свои услуги как оффлайн, так и в интернете, обратили внимание в АБР.

По мнению АБР, реклама услуг процедуры освобождения от долгов вводит в заблуждение, поскольку концентрирует внимание только на положительных аспектах списания задолженности, но умалчивает о негативных последствиях, каких на самом деле масса. В ассоциации считают, что эти моменты сознательно умалчивают, чтобы продать свои услуги. Поэтому банки призывают запретить такую рекламу, чтобы избежать пропаганды списания долгов среди населения.

«Сознательно умалчивается важнейшая информация, способная повлиять на конечное решение гражданина об обращении с заявлением о собственном банкротстве, что является недопустимым», — цитируют «РИА Новости» заявление представителей АБР.

В России с 1 сентября 2020 года действует закон, позволяющий гражданам пройти облегченную процедуру банкротства. Она осуществляется без участия суда и финансового управляющего, по заявлению через многофункциональные центры (МФЦ) — таким образом можно списать долги от 50 до 500 тыс. рублей. Вместе с тем, в ассоциации напоминают, что банкротство может повлечь за собой не только аресты и распродажу имущества, но и ограничения на выезд за границу, а также невозможность занимать определенные должности, сложности с получением кредита в будущем, возможный запрет на предпринимательскую деятельность и даже запрет на распоряжение денежными средствами.

С одной стороны, что такое «банкротство» прописано в законе, и рекламирующие свои услуги сомнительные конторы вряд ли могут скрыть то, какие последствия оно за собой влечёт. С другой стороны, они действительно могут ввести в заблуждение потребителей своих услуг, действуя недобросовестно, соглашается руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации компании «Ильяшев и Партнеры» Дмитрий Константинов.

По факту сентябрьский закон устанавливает всего два требования к должнику, планирующему внесудебное банкротство (сумма долга и закрытое исполнительное производство), говорит генеральный директор Национальной Службы Взыскания (НСВ) Роман Волосников. По его мнению, для многих должников это представляется лёгким способом уйти от финансовых обязательств, а реклама подобных «раздолжнителей» действительно ещё более укрепляет их намерения.

К сожалению, с появлением инструмента банкротства деятельность подобных лиц действительно обрела новый вектор для развития, говорит президент СРО НАПКА «Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств» Эльман Мехтиев. По его словам, это большая проблема, что граждан часто вводят в заблуждение, обещая избавить их от долгов, при этом банкротство — это не шанс уйти от ответственности, а крайняя мера, которая имеет свои последствия.

«В своей практике мы встречали случаи, когда должники отдавали подобным организациям 20-50% от сумма долга, те оказывали им юридические сопровождение, однако сумма долга оставалась прежней или вырастала за счёт пеней и штрафов. При этом гораздо целесообразнее было направить эти деньги в счёт погашения долга — тем самым снизить уровень своей платёжной нагрузки и уменьшить сумму обязательств»,

— приводит пример эксперт. Он также отмечает, что зачастую такие организации предлагают заплатить за услуги, которые можно сделать самостоятельно и бесплатно — к примеру, проверить наличие исполнительного производства в базе ФССП.

«К несчастью, массовая реклама подобных услуг действительно может увеличить количество тех, кто будет считать эту меру простым способом избежать ответственности», — предупреждает Мехтиев.

Когда человек идет на такой шаг, как банкротство, он в первую очередь должен сам взвешивать все положительные и отрицательные моменты, а уже после этого прибегать к помощи людей, которые могут помочь правильно оформить документы, обращает внимание эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский.

«Нужно понимать, что это бизнес, и на этом зарабатываются достаточно большие деньги, раз рекламы такого типа «раздолжнителей» становится все больше. Это абсолютно логичная история, особенно в контексте увеличения количества людей за чертой бедности и постепенного роста кредитной нагрузки на одного экономически активного гражданина», — указывает эксперт. Он отмечает, что для бизнеса крайне невыгодно указывать на негативные моменты — в данном случае это отсутствие возможности открыть свое дело, занимать высокие должности, а в ряде случаев эти процессы могут дойти до того, что «банкрот» может вместе с имуществом потерять свободу.

«Любое банкротство связано с распродажей имущества. Об этом многие клиенты организаций, занимающихся оформлением данных процедур, забывают, и все сделки по продаже имущества родственникам или друзьям за последние три года могут быть признаны нелегитимными. А выявление фактов сокрытия имущества может грозить тюремным сроком по статье «мошенничество»»,

— объясняет Кричевский.

Если человек подал документы на банкротство, полагая, что он подходит под процедуру, но ему было отказано, то никакой ответственности это не предполагает, добавляет Эльман Мехтиев. Однако если будет доказано, что физическое лицо преднамеренно ввело в заблуждение своих кредиторов, суд или ответственные органы и его долги были списаны, и это причинило кредиторам ущерб, то должник может быть привлечен к ответственности.

Впрочем, по сути все банально – к компаниям, которые рекламируют «легкое банкротство», обращаются финансово неграмотные люди, говорит Алексей Кричевский. Проблема именно в общероссийском уровне финансовой грамотности, а не в том, что компаний, «содействующих» в банкротстве становится больше, резюмирует эксперт.