«Высота была невысока»: почему экономика России упала меньше мировой

ВШЭ: падение ВВП мировой экономики оказалось больше, чем российской

Слушать
Остановить
Россия впервые за постсоветский период преодолела кризис лучше, чем мир в целом. Сокращение ВВП страны оказалось меньше, чем в глобальной экономике, оценили эксперты ВШЭ. Впрочем, небольшое преимущество российской экономики связано с малым ростом в предыдущие годы, также это не означает более позитивного восстановления, чем в других странах, считают эксперты.

Россия успешнее, чем другие страны, выходит из коронавирусного кризиса. К такому выводу пришли эксперты ВШЭ, подготовившие бюллетень «Комментарии о государстве и бизнесе».

«Россия впервые прошла кризис лучше, чем мир в целом: падение ВВП составило 3,1% против 3,5% в глобальной экономике, хотя эксперты ожидали по России худшей динамики», — отмечается в документе.

Для сравнения в кризис 2015 года экономика РФ упала на 2%, в то время как мировой ВВП в тот же год вырос — на 3,4%. В 2009 году экономика РФ обвалилась на 7,8%, а мировой ВВП тогда снизился только на 0,1%.

«Особенно примечателен такой результат на фоне сильнейшей с середины XX века рецессии в мировой экономике (-3,5% по предварительным оценкам МВФ): впервые за весь постсоветский период Россия пережила более мягкую рецессию, чем мир в целом, притом что с глобальным кризисом сочеталось и сильное падение нефтяных цен», — говорится в бюллетене.

Эксперты ВШЭ считают, что выдержать удар по российской экономике в виде резкого падения потребительской активности, внешнего спроса, цен на нефть, а также осложнений из-за пандемии в производственной деятельности, помогли действующее бюджетное правило и меры властей по поддержке экономики. Кроме того, финансовой стабильности поспособствовала политика инфляционного таргетирования.

Россия восстанавливается быстрее других стран в силу ряда причин, говорит заместитель руководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова. Помимо действующего в России бюджетного правила, которое позволяет накапливать нефтедоллары в ФНБ, положительно сказалось отсутствие локдаунов и при этом минимальных ограничительных мер для некоторых видов бизнеса осенью 2020 года, низкая зависимость экономики страны от наиболее пострадавшей из-за ковида туристической отрасли, а также быстрое восстановление цен на нефть выше $40 за баррель во втором полугодии 2020 года.

«При этом важно отметить, что так называемая «нефтегазовая игла», с которой в принципе слезать будет необходимо, фактически спасла нас в период пандемии, так как рынок нефти имеет способность достаточно быстро восстанавливаться после глубоких падений»,

— замечает эксперт.

Ослабить темпы падения экономики позволила стабилизация темпов обрабатывающего производства и строительства при сдержанном падении инвестиций в основной капитал, добавляет ведущий научный сотрудник Лаборатории макроэкономических исследований ИПЭИ РАНХиГС Ольга Изряднова.

Смягчить шок от падения трудовых доходов населения и гарантировать выполнение социальных обязательств, по ее мнению, позволила господдержка индивидуального и общественного потребления. Именно реализация инвестиционного и потребительского потенциала является принципиальным моментом восстановления экономики после пандемии, подчеркивает эксперт.

В то же время можно отметить, что в российской экономике после тяжелого кризиса не все идеально: из-за огромного объема господдержки экономики инфляция в России в начале 2021 года перешагнула целевой уровень ЦБ РФ в 4%, замечает Наталья Мильчакова, полагая при этом, что такое явление может быть временным, поскольку в России традиционно январь и февраль — наиболее «инфляционные» месяцы в году.

В исследовании ВШЭ представлена позитивная статистика динамики ВВП России по сравнению со среднемировой. Но вряд ли можно отнести это к относительному успеху управления российской экономикой — даже если доверять Росстату, в чем есть немало сомнений, говорит главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман.

«Небольшое сокращение экономики связано с малым ростом в предыдущие годы, отстающим от мировых темпов. Высота, с которой можно было упасть, невысока»,

— отмечает эксперт.

Помимо этого, в развитых странах, где снижение оказалось больше, оно происходило прежде всего в сфере услуг, более всего пострадавшей из-за локдаунов. Но в России доля данной сферы в экономике невелика, поэтому ее сокращение привело к меньшему сокращению ВВП, объясняет Гойхман. Он считает, что «щадящее» сокращение экономики России в прошедшем году отнюдь не означает, что и ее восстановление будет идти позитивнее, чем в других странах.

«В России очень плохо работают экономические, управленческие, правовые стимулы и условия для роста. В отличие от развитых стран, крайне незначительной была и поддержка бизнеса и населения. Это резко ограничивает не только доходы людей и компаний, но внутренний инвестиционный и потребительский спрос, необходимый для восстановления производства», — поясняет аналитик.

Эксперт обращает внимание на тот факт, что даже исследователи ВШЭ, с оптимизмом отметившие экономические «успехи» борьбы с коронавирусом в России, предполагают для нашей страны темп роста ВВП лишь на 2,8% в 2021 году. МВФ более оптимистичен и прогнозирует рост на 3% для России после снижения на 3,1% в 2020-м, но при этом рост мировой экономики ожидает на 5,5% в 2021-м после падения на 3,5%.

«Таким образом, российская экономика вновь существенно отстает по темпам от среднемирового показателя. Показав немного меньшее падение в кризис, она разительно уступает в масштабах восстановления. Она не восстановится в текущем году к «допандемическому» уровню, тогда как мировое хозяйство превзойдет его», — резюмирует аналитик.