Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Культурные традиции: пандемия увеличила гендерное неравенство

Прослушать новость
Остановить прослушивание

ВЭФ: на устранение неравенства на рынке труда понадобится более 260 лет

Пандемия коронавируса усугубила проблему гендерного неравенства в мире, говорится в докладе Всемирного экономического форума (ВЭФ). Женщины оказались в более уязвимом положении, при том что домашняя нагрузка возросла из-за закрытия детских садов и школ. Теперь гендерное равенство может быть достигнуто на одно поколение позднее, считают эксперты.

Всемирный экономический форум накануне представил доклад Global Gender Gap Report 2021, посвященный гендерному неравенству. В нем говорится, что на фоне пандемии коронавируса глобальный индекс гендерного разрыва увеличился на целое поколение: с 99,5 до 135,6 года.

«Предварительные данные говорят о том, что чрезвычайная ситуация в сфере здравоохранения (пандемия. — «Газета.Ru») и экономический спад повлияли на женщин сильнее, чем на мужчин, и частично вновь образовались те пробелы (в решении проблемы гендерного неравенства. — «Газета.Ru»), которые уже были закрыты», — говорится в докладе.

Индекс гендерного разрыва включает в себя четыре показателя: участие в экономике и положение на рынке труда, возможности для образования, здоровье и уровень жизни, представленность в политической сфере. Всего эксперты проанализировали 156 стран.

Хуже всего ситуация, по мнению ВЭФ, в политической сфере. В парламентах стран, где примерно 35,5 тыс. мест, только 26,1% женщин. На постах в министерствах их доля составляет 22,6%, всего там работают свыше 3,4 тыс. сотрудников. В 81 стране женщины никогда не возглавляли государство. По оценке экспертов, для решения этой проблемы понадобится 145,5 года. Сейчас разрыв устранен только на 22%.

На втором месте — гендерное неравенство в экономической сфере. Несмотря на то что среди квалифицированных специалистов становится больше женщин и есть прогресс в сфере оплаты труда, в целом ситуация еще далека от идеала. Например, женщин очень мало на руководящих должностях — только 27%, отметили эксперты. Пандемия усугубила ситуацию: ускорилась автоматизация труда, пострадали сектора, где работает много женщин. Это розничная торговля, гостиничный бизнес, сфера услуг. Кроме того, нагрузка на женщин возросла из-за того, что временно не работали детские сады и школы — многие занимаются домашним хозяйством, детьми, помогают им с учебой. На решение проблем в экономической сфере потребуется 267,6 года, пока разрыв в неравенстве устранен на 58%.

Об ухудшении положения женщин на фоне пандемии ранее также обратили внимание в ЕС. В преддверии 8 марта Еврокомиссия выпустила доклад, в котором говорилось, что ситуация ухудшилась не только в Европе, но и во всем мире. Многие победы прошлых лет были просто «отброшены». Женщины, с одной стороны, оказались «на передовой» в борьбе с пандемией (например, их много среди медперсонала), а с другой — больше всего от нее пострадали.

По мнению старшего научного сотрудника Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Алексея Ощепкова, влияние пандемии на гендерное неравенство не будет долгосрочным: школы и детские сады постепенно начинают возвращаться к нормальной работе, а сектора экономики, которые пострадали сильнее всего, «сильнее всего и восстанавливаются».

«Безусловно, какие-то эффекты, связанные с использованием дистанционной работы, не пройдут полностью. Но тем не менее многие вещи сгладятся, может быть, уже в этом году или в следующем. Нас ждет восстановление экономики и, прежде всего, тех секторов, которые сильнее всего пострадали от пандемии. Поэтому я не думаю, что имеет смысл делать прогнозы на основе 2020 года и экстраполировать ситуацию этого года на последующие годы», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Олег Гуров не связывает усиление гендерного неравенства только с пандемией. Например, вопрос автоматизации труда и, следовательно, исчезновения традиционно занимаемых женщинами рабочих мест обсуждается уже не менее пяти лет.

«Понятно, что на коронавирус хочется списать многое, но с гендерным неравенством все было очень серьезно и до пандемии», — отметил Гуров в беседе с «Газетой.Ru».

Эксперт обратил внимание на то, что во время самых жестких ограничений из-за СOVID-19 он провел несколько онлайн-мероприятий по актуальным проблемам с представителями бизнеса, банков, рекрутерами, другими специалистами. Гендерные проблемы не упоминались ни разу.

С какими проблемами сталкиваются женщины в России

Проблема гендерного неравенства актуальна и для нашей страны, считает Олег Гуров. В частности, это касается разницы в оплате труда, низком количестве женщин среди руководителей. Если посмотреть на отчеты российских компаний по корпоративной социальной ответственности, во многих из них не будет разделов, посвященных гендерной диверсификации, в отличие от отчетов западных компаний, обратил внимание эксперт. По его мнению, в основном это связано с российскими культурными традициями и игнорированием проблемы.

Для того чтобы оценить влияние пандемии на ситуацию в России, еще недостаточно данных, заявил Алексей Ощепков из НИУ ВШЭ. По его словам, до пандемии женщины в среднем получали на 30-35% меньше. В каких-то сферах они присутствовали больше, в каких-то меньше, все в целом соответствовало ситуации в других странах. Пандемия ухудшила ситуацию, но все должно вернуться на прежний уровень по мере восстановления экономики, считает эксперт.

«Точно сказать, как пандемия повлияла на ситуацию в России сложно, потому что данных пока мало. Но тем не менее, я думаю, что все находится в русле общемировых тенденций. Пандемия, конечно, усилила гендерное неравенство. Если бы мы могли это четко измерить, я думаю, мы бы это увидели. И в уровне занятости, и в распределении времени между домашним хозяйством, детьми и работой, и, возможно, в оплате труда. Но я так же ожидаю, что все вернется примерно на допандемийный уровень в процессе восстановления секторов экономики», — сказал Ощепков.

Женщины на фоне пандемии «выгорели» сильнее, причем чем выше у них была позиция, тем сильнее,

отметила хэдхантер, руководитель Лаборатории карьеры Алены Владимирской Алена Владимирская.

Это, в том числе, связано с ростом домашней нагрузки и переходом на удаленную работу, пояснила эксперт. Она подчеркнула, что у женщин накапливалась неудовлетворенность работой и желание что-то поменять в карьере. Причем они жаловались не на семью или мужа, который, например, им не помогает, а на то, что работа занимает у них много времени.

Кроме того, женщины серьезнее относились к проблемам на работе, рассказала Владимирская. Если у компании проблемы, они могли согласиться поработать за неполную зарплату либо просто очень много работать. Многие были уверены, что потом работодатель это оценит.

«У российских женщин есть такая особенность — они во многом компанию воспринимают, как семью»,

— указала Алена Владимирская.

Эксперт добавила, что женщины более склонны к изменениям, они готовы переучиваться, менять сферу деятельности и, при необходимости, терять в деньгах. Многие же мужчины считают себя «подарком» для работодателей. В целом у женщин более низкая профессиональная самооценка, отметила Владимирская: они реже торгуются по зарплате, соглашаются на более низкие позиции, реже просят повышение. При этом Алена Владимирская подчеркнула, что это не стоит интерпретировать как «сама виновата».

Как улучшить ситуацию

Чтобы бороться с гендерным неравенством, стоит воспользоваться европейским опытом, считает Олег Гуров из РАНХиГС. Например, в ЕС уже несколько лет крупные компании на законодательном уровне обязаны готовить и публиковать отчеты по корпоративной социальной ответственности по определенным показателям — в том числе, по поводу мероприятий по достижению гендерного равенства. Также нужно постоянно обсуждать эту проблему в общественном пространстве. По мнению эксперта, просвещение, информирование и дискуссия позволят достичь осознанности в этом вопросе. Большое значение Гуров придает общественной деятельности: например, перспективными могут быть программы по женскому лидерству.

«В России существуют отдельные инициативы по каждому из направлений, но комплексный подход, на мой взгляд, пока отсутствует», — сказал Гуров.

Алексей Ощепков из НИУ ВШЭ отметил, что в России и других странах существует антидискриминационное законодательство. По его мнению, принимать какие-то дополнительные меры пока не нужно.

«Я не думаю, что пандемия привела к тому, что обострились какие-то вещи и это требует принятия каких-то мер и срочной реакции со стороны государства. Рыночные механизмы вполне способны сами все исправить», — считает эксперт.