Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Финансы

В грязный бизнес не инвестируем: банки займутся «озеленением» экономики

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Банки стали обращать внимание на экологичность бизнеса в своих портфелях

Банки косвенно ответственны за вредные выбросы финансируемых предприятий, которые в 700 раз выше прямых выбросов самих кредитных организаций, пишет Bloomberg. В ЕС и Австралии банки заставят собирать и публиковать отчетность по выбросам CO2, которые производят компании в их портфеле. Аналитики говорят, что тренд уже идет в Россию, а игнорирование ожиданий инвесторов будет грозить потерей доступа к мировым рынкам капитала.

Через свои инвестиции банки ответственны за эмиссию парниковых газов: они в 700 раз выше их прямых выбросов (строительство и содержание офисов, затраты на транспорт сотрудников и т.д.), цитирует Bloomberg данные международной некоммерческой организации CDP, которая помогает компаниям и городам раскрывать информацию о своем воздействии на окружающую среду.

В CDP проанализировали «профинансированные выбросы» 322 финансовых институтов с активами на $109 трлн — банков, компаний по управлению инвестициями и страховых компаний.

Только четверть финансовых институтов собирают информацию о таких выбросах, выяснили в организации. Даже те, кто это делает, раскрыли данные менее чем о половине активов в своих портфелях. Но даже это сводится суммарно к 1,04 гигатонн CO2 (около 3% глобальных выбросов в 2020 году), а реальные цифры гораздо выше, считают эксперты CDP.

«Доллары с Уолл-Стрит могут либо поддерживать отрасли-загрязнители, давая компаниям с самыми масштабными выбросами парниковых газов финансирование для дальнейшей добычи полезных ископаемых, или же могут стать мощным инструментом, который заставит бизнес снижать вредные выбросы и готовиться к «низкоуглеродному» будущему», — пишет Bloomberg.

В светлое безуглеродное будущее под угрозой лишения займов и инвестиций

В США несколько крупных банков, включая Bank of America, Barclays, Morgan Stanley ежегодно раскрывают отчетность об «углеродном следе» кредитуемых ими компаний по отраслям. А банковский регулятор в Австралии уже настоятельно рекомендовал банкам, помимо сбора и публикации отчетности по выбросам CO2 компаниями в их портфелях, работать с бизнесом с целью снизить вред экологии — или избавляться от таких активов.

В Европе эта практика тоже вводится — на уровне регулятора и Еврокомиссии. В начале апреля вышла директива ЕС, которая обязывает всех участников финансового рынка (брокеров, управляющих компаний, инвестбанков, банков, кредитных организаций) публиковать нефинансовую отчетность, в которой раскрывается наличие и оценка ESG-рисков (по экологическим, социальным и управленческим факторам), а также методы их контроля.

«Компании, не отвечающие ожиданиям инвесторов по экологическим, социальным и управленческим факторам (ESG), рискуют потерять доступ к рынкам капитала», — считают аналитики Ernst & Young.

Консалтинговая компания провела глобальный опрос среди 300 институциональных инвесторов в 2020 году и выяснила, что 91% респондентов отметили, что ключевую роль при принятии инвестиционных решений для них играют нефинансовые показатели (ESG). 98% инвесторов, принявших участие в исследовании, проводят оценку нефинансовой информации, хотя еще в 2013 году таковых было всего 36%.

Этот тренд уже идет в Россию. Вопрос о необходимости участия финансового сектора в трансформации экономики поднимает Сообщество центральных банков и надзорных органов по повышению экологичности финансовой системы (NGFS), в которое входит и Банк России, поясняет директор, руководитель отдела услуг в области устойчивого развития в России Ernst & Young (EY) Сергей Дайман. Центральные банки планируют проведение стресс-тестирования для определения масштабов последствий для финансовой системы стран и, вероятно, по результатам будут принимать меры к повышению стабильности, например, требуя создания дополнительных резервов под климатические риски или ограничения доли наиболее подверженных им активов.

В начале апреля Эльвира Набиуллина говорила, что ЦБ РФ обсуждает изменения в банковское регулирование, связанное с ESG.

«Как фактор ESG учитывать в регулировании, потому что они [факторы ESG] недостаточно учитываются. Мы сейчас видим, что на долгосрочные и проекты, и кредиты, конечно, фактор ESG влияет», — отметила глава регулятора на площадке Биржевого форума-2021 (цитата по ТАСС).

Эксперты считают, что ЦБ может достаточно оперативно ввести регулирование о раскрытии и учете банками экологических и климатических рисков. Российские банки, в отличие от корпоративного сектора, уже начали к этому готовиться.

«Мы провели исследование и выяснили, что банки к концу года внедрят ESG-метрики в своих кредитных и инвестиционных процессах, а со стороны корпоративных клиентов пока все слабо развито и нет серьезного настроя. Такие компании рано или поздно столкнутся с проблемой доступа к финансированию: его или не будет, или будет, но под высокий процент из-за потенциального повышения норм резервирования под «коричневые» активы»,

— говорит младший директор по корпоративным и суверенным рейтингам «Эксперт РА» Юлия Катасонова

Все оценки экологических и климатических рисков клиентов будут влиять на оценку достаточности капитала банков, подтверждает эксперт консалтинговой компании KPMG Игорь Коротецкий. Это не значит, что кредитование таких организаций полностью прекратится, просто при прочих равных будет отдаваться предпочтение менее рисковым активам, поясняет он.

«Риски будут влиять на капитал банка, будут учитываться в оценке кредитного и инвестиционного портфеля, т.е. банкам надо будет формировать больше резервов, им нужно будет больше ликвидности, если они будут поддерживать «грязные» отрасли. И есть еще и репутационная история: если ты банк, который финансирует «грязные» отрасли — это не очень хорошее клеймо»,

— говорит эксперт.

Компании из добывающих секторов в большей степени будут подвержены различным колебаниям цен на акции в связи с общим трендом на «озеленение» экономики — из-за ограничения доступа углеродоемких товаров на европейский рынок по «Зеленой сделке ЕС», изменения энергобаланса в Европе в пользу альтернативных источников энергии и из-за ограничения генерации на ископаемом топливе. Это все в долгосрочном плане будет вести к ухудшению перспектив таких активов, если компании ничего не будут предпринимать, заметил Коротецкий.

От бизнеса будут ожидать климатической стратегии, политики управления климатическими рисками, стратегии декарбонизации — нужны технологические мероприятия по снижению углеродоемкости. Кроме того, надо учесть физические климатические риски: где находятся объекты производства, какова вероятность стихийных бедствий или изменения климата в этом регионе: здесь нужны адаптационные меры: страхование, улучшение инфраструктуры и т.д., поясняет эксперт.

Среди рейтингуемых «Эксперт РА» компаний только 20% имеет стратегию устойчивого развития, раскрывают ежегодные отчеты об устойчивом развитии, экологические отчеты, рассказала младший директор по корпоративным рейтингам агентства Юлия Катасонова.

«Сейчас это крупные компании-экспортеры, которые работают на международных рынках капитала. Без следования ESG-принципам они не смогут успешно разместить свои облигации и полноценно работать с клиентами. Думаю, что и в России мы скоро к этому придем», — считает она.

В EY отмечают, что требуемая регуляторами от финансовых организаций прозрачность неминуемо приведет к сокращению вложений в «грязные» активы. Но еще до обязательных требований постепенно набирает силу давление рынка.

«Конечно, изменения рынка будут набирать силу постепенно, но в ближайшие пять лет они вполне способны создать тренд, а в перспективе 10-15 лет уже и привести к кардинальным изменениям в портфелях банков и фондов и, соответственно, не просто снижении их углеродного следа, но и декарбонизации экономик в целом. Доля международного финансирования в российской экономике относительно невелика, что уже создает определенные трудности в развитии. Тренд на сокращение вложений в бизнес, который не работает над декарбонизацией, будет усиливать стагнацию в соответствующих отраслях, способствуя снижению их конкурентоспособности и в конечном итоге, если мы не будем предпринимать адекватных мер к ее трансформации – и конкурентоспособности российской экономики», - заключает Сергей Дайман из Ernst & Young.