Вирусный рост прибыли: оправданы ли обвинения в жадности ритейлеров

В России ритейлеры и производители продуктов нарастили прибыль на фоне пандемии

Прошлый год стал «по-настоящему золотым» для продовольственного рынка. Причем особенно высокая прибыль у компаний была отмечена среди тех категорий товаров, на которые государство регулировало цены. Возможно, что именно с этим связаны резкие слова премьера-министра Михаила Мишустина о «жадности отдельных производителей и торговых сетей». Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты отмечают, когда существует высокий спрос, появляются и желающие заработать. Однако «грести всех под одну гребенку» тоже не стоит: те же крупные ритейлеры согласились на меры для сдерживания цен на продукты.

2020 год стал «по-настоящему золотым» как для продавцов, так и для производителей продуктов, сообщила газета «Коммерсантъ» со ссылкой на исследование Российского экономического университета (РЭУ) им. Плеханова. Специалисты проанализировали открытую отчетность крупнейших компаний России в сфере продовольственного ритейла, а также сельхозперерабатывающей и пищевой промышленности.

В отличие от многих других отраслей, аграрии практически ничего не потеряли из-за ковидных ограничений, отмечает «Ъ». При этом производители и ритейлеры получили дополнительную прибыль на фоне ажиотажного спроса весной-летом прошлого года.

Причем в отрасли были и сверхприбыли, следует из исследования. И они оказались выше расходов, которые дополнительно понесли компании из-за пандемии COVID-19. Более того, дополнительные доходы оказались особенно высокими по тем товарным группам, цены на которые регулировало правительство (с помощью пошлин, квот на экспорт).

По итогам 2020 года рентабельность активов производителей продуктов в России превысила среднероссийское значение рентабельности активов в промышленности практически в два раза, рассказала доцент кафедры теории и социально-экономической статистики РЭУ Ольга Лебединская.

Доходы от реализации продукции в целом по отрасли по сравнению с 2019 годом выросли на 11%, прибыль от продаж — на 20%. При этом у крупнейших по выручке производителей, представленных в выборке, продажи выросли на 32%, или на 145 млрд рублей — до 596 млрд рублей. Чистая прибыль этих компаний увеличилась на 69%, или на 11 млрд рублей, до 27 млрд рублей. Средняя рентабельность продаж — на 1,5%.

Это показывает, что производители воспользовались дополнительным спросом на фоне пандемии, и в разгар кризиса чувствовали себя «более чем уверенно»,

пишет издание.

У ритейлеров показатели оказались даже лучше: рентабельность активов в сфере торговли практически в два раза превысила средний показатель по стране. Доходы от реализации в целом по отрасли выросли на 41%, а прибыль от продаж увеличилась практически в полтора раза. Некоторые компании из категории убыточных перешли в прибыльные. Рентабельность продаж продовольствия в торговых сетях составила 4,9%. Это на 1,4 п.п. больше, чем в 2019 году. Рентабельность активов составила 8,0% (+1,1 п. п.).

Особенно показательна ситуация с сахаром и растительным маслом, для сдерживания цен на которые правительство принимало меры. В исследовании в отношении продавцов и производителей в этой товарной группы употребляются термины «сверхмаржинальность / высокая маржинальность», которые указывают на высокую прибыль.

Выступая в Госдуме 12 мая премьер-министр Михаил Мишустин связал рост цен на продукты с «жадностью отдельных производителей и торговых сетей». «У правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе», — заявил тогда глава правительства.

В Масложировом союзе России отказались комментировать «Газете.Ru» исследование. Союз сахаропроизводителей не ответил на запрос. Крупные торговые сети – X5 Group, «Магнит», «Лента», «Ашан» также не предоставили комментария.

Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) отказалась комментировать исследование, поскольку не располагает его оригиналом. При этом там отметили, что согласно официальной статистике, общее падение розничного товарооборота в сопоставимых ценах в 2020 году составило 3,2% год к году. В непродовольственном сегменте — 4,6%.

«В продовольственном сегменте падение оказалось чуть меньше (1,6%), однако очевидным стал тренд на экономию среди потребителей: идет переток покупателей в более дешевые сегменты товаров, покупатели более осознанно относятся к покупкам, не совершают импульсивные приобретения. По статистике Росстата по использованию ВВП, снижение расходов домохозяйств на конечное потребление составило 8,6%», — сообщили в АКОРТ.

В пресс-службе ассоциации также добавили, что из 1283,6 тыс. действующих предприятий розничной торговли 80% (или 1060,1 тыс.) — это индивидуальные предприниматели, небольшие и средние компании, «наиболее сильно ощутившие на себе последствия экономических и административных изменений».

Руспродсоюз же заявил, что «в ситуации нерастущих доходов населения производители не заинтересованы в необоснованном повышении цен».

«Более того, они больше года сдерживали рост себестоимости за счет собственной рентабельности, несмотря на удорожание сырья, упаковки, курса валют и т.п. Сегодня тоже никто из производителей не получает сверхприбыли», — заявил «Газете.Ru» зампред правления Руспродсоюза Дмитрий Леонов.

Он добавил, что переработчики «оказываются между молотом и наковальней»: с одной стороны у них рост себестоимости, а с другой — невозможность «провести коррекцию». Так, прибыль пищевой промышленности за 2020 год составила 1,6% от товарооборота, тогда как в среднем по всем отраслям — 2,3%. «При этом наценки сетей с начала коронакризиса не снижались», — отметил Леонов.

«Что касается заявления о жадности сахарников и масличников — мы считаем эти вопросы (если имеется в виду картельный сговор конкретных игроков), должна выявлять ФАС», — добавил он.

Что говорят эксперты

Говоря о «жадности», следует помнить, что Россия – капиталистическая страна, отметил доктор экономических наук, заслуженный экономист РФ, декан Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Сергей Календжян. Производители заинтересованы в получении прибыли, отметил эксперт.

«Тех, кто пользуется моментом и старается нажиться на экономически уязвимых людях – получателях пенсии, минимальной оплаты труда, пособий по безработице, — необходимо контролировать с помощью административных мер», — заявил экономист «Газете.Ru».

При этом он призвал поддерживать фермеров, предприятия малого и среднего бизнеса, уменьшать для них административные барьеры, чтобы создать «комфортную и конкурентную среду».

По словам Календжяна, чтобы сформировать представление о социальном предпринимательстве «не как о чем-то экзотичном», нужно взращивать кадры, улучшать законодательство, а также создавать условия для проявления социальной ответственности: причем не только в формате помощи малообеспеченным слоям населения, но и развития регионов, малых населенных пунктов и т.п.

«По поводу жадности – тут, как говорится, без вариантов: когда появляется вынужденный «ожесточенный» спрос на что-то, появляются и желающие заработать на этом повышенную маржу. В период начала пандемии страна сталкивалась с резким повышением цен на маски, противовирусные препараты, например», — напомнил в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ Олег Москвитин.

При этом он заявил, что нельзя «грести всех под одну гребенку»: те же крупные ритейлеры заключали соглашение с государством, чтобы сдержать цены на сахар и масло.

Также эксперт привел в пример постоянные социальные меры, такие, как установление заведомо невысоких цен на товары первого спроса (например, отдельные категории хлеба, молочной продукции).

Меры правительства по сдерживаю цен он оценил как «необходимые и вынужденные». При этом приоритет, по мнению Москвитина, должен быть у мер поддержки и поощрения бизнеса.

«Санкции же должны применяться там, где не работают поддержка и поощрение. Без этого тоже никак. Государство в этом смысле на страже наших с вами интересов», — заявил эксперт.

В Минэкономразвития «Газете.Ru» заявили, что принятые правительством меры для сдерживания цен носят комплексный характер и уже позволили снизить волатильность цен на ряд базовых продуктов питания.

«В целом, если бы не предпринятые меры, мы могли увидеть в марте инфляцию на пике 6%. Кроме того, годовая инфляция по продовольствию в России замедлилась в апреле, несмотря на ускорение роста мировых цен на продовольствие (по данным ФАО). Это также свидетельствует о том, что рост цен на данный момент удается сдерживать», — заявили в пресс-службе министерства.

Там отметили, что в приоритете – меры экономического регулирования, субсидии производителям, льготные кредиты, внешнеторговые меры.

«Главная задача – снизить зависимость внутреннего рынка от внешних цен на продовольственные товары. Эта задача решается с помощью демпфирующих механизмов. Они позволяют оперативно и автоматическом режиме подстраивать ставки экспортных пошлин в зависимости от колебаний цен на мировом рынке», — отметили в Минэкономразвития. С июня начнет действовать демпфер по зерну, с сентября – по подсолнечному маслу.

В Минсельхозе не смогли прокомментировать вопросы «Газеты.Ru» по исследованию и дать оценку обоснованности обвинений в «жадности» ряда производителей и ритейлеров.

Поделиться: