Рубль упал вслед за нефтью: как защитить свои деньги в такой ситуации

Эксперты дали прогноз по ценам на нефть и курсу рубля

Слушать
Остановить
Котировки нефти марки Brent на уходящей неделе впервые с конца мая опустились ниже $66 за баррель. На этом фоне доллар торговался выше 74 руб., евро — выше 86 руб. «Газета.Ru» опросила экспертов, и выяснила, от чего дальше будут зависеть нефтяные цены, как это отразится на курсе рубля и как простым россиянам защитить свои активы от нефтяных просадок.

Начавшееся 11 августа уверенное снижение нефтяных котировок (Brent тогда стоила $71,44 за баррель) к отметке $65 заметно ослабило рубль, в результате чего в пятницу 20 августа российская валюта на Мосбирже в моменте торговалась на уровне 74,6 за доллар. Схожая картина и в паре евро/рубль — впервые с конца июля евро закрепился в районе отметки 87 рублей. В такой ситуации вполне резонный вопрос — что будет дальше с нефтяными ценами, и как защититься от удешевления рубля.

Основное влияние На нефтяной рынок до сих пор оказывает пандемия, отметил беседе с «Газетой.Ru» эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, старший научный сотрудник Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович. По его словам, из-за «пробуксовки» вакцинации и появления новых штаммов вируса, приостанавливаются, например, сроки возобновления полноценного пассажирского авиасообщения: на него приходится от 6% до 10% мирового потребления нефти. Однако критичного в нынешних ценах на нефть ничего нет, полагает он.

«Для страны, которая экспортирует нефть, конечно, хотелось бы, чтобы цены на нефть всегда были повыше. <…> Но сейчас цена все равно достаточно высокая, больше $60 за баррель. По меркам, которые у нас были последние 5-6 лет, это очень хорошая цена — практически предпандемийного уровня»,

— отметил Митрахович.

С тем, что на нефтяные цены основное давление оказывает пандемия, согласен и член совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza Агван Микаелян. Также, по его словам, на котировки повлияло увеличение запасов бензина в США.

«Однако тенденция к снижению цен на углеводороды скорее является временной. В мире постоянно повышаются темпы вакцинации.

После отладки производства и логистики препаратов и достижения определенной доли привитого населения ограничения на передвижения будут сниматься. Поэтому в долгосрочной перспективе цены на нефть будут только расти»,

— считает аналитик.

Он напомнил, что после катастрофического обвала цен с пиковых значений почти в $150 за баррель в 2008 году нефтяники говорили, что отрасль может развиваться при цене нефти около $70. Однако такой уровень цен просуществовал недолго, и последние годы нефть стоила значительно меньше.

«Сейчас, с учетом глобального энергоперехода и сокращения потребления углеводородов, для многих нефтедобытчиков равновесный уровень цен составляет около $80 за баррель, а то и выше. Поэтому в случае полного восстановления потребления и мировой мобильности населения можно ожидать роста нефтяных котировок до этих значений», — полагает Микаелян.

Какими дальше будут цены на нефть, зависит от многих факторов, в том числе от развития пандемии, говорит Станислав Митрахович. На них также может повлиять ситуация с потреблением в Китае. Причем,

здесь вопрос не только в возможных новых локдаунах, но и в том, как будет развиваться его экономика в целом, сможет ли он поддерживать свои темпы роста, пояснил он. Это коснется спроса на энергоресурсы, в том числе на нефть.

Есть и фактор Ирана, добавил Митрахович. Например, если США заключат с ним новую сделку и снимут санкции, то иранская нефть в большем объеме выйдет на мировой рынок, и это тоже ударит по ценам. На котировки может повлиять и не очень последовательная риторика президента США Джо Байдена по поводу экологической повестки.

На китайский фактор обратила внимание и портфельный управляющий «Сбер управление активами» Александра Фалкова. По его словам, цены на нефть в среднесрочной перспективе будут зависеть от ситуации с распространением «дельта-штамма» в основных странах-импортерах, прежде всего, в Китае и других странах азиатско-тихоокеанского региона (АТР).

«Власти Китая уже были вынуждены ужесточить карантинные ограничения на перемещение населения между провинциями, что уже транслировалось в снижении загрузок авиаперевозок и объема транспортных перевозок.

В случае, если ситуацию с заболеваемостью в странах АТР не удастся улучшить, стоит ожидать давления на котировки сырьевых товаров и нефти, в частности», — пояснил эксперт.

Однако он добавил, что нефтяные котировки может поддержать возможное решение стран-участниц ОПЕК+ о паузе в наращивании квот на добычу нефти. Он напомнил, что текущее соглашение предполагает ежемесячное увеличение совокупной квоты на добычу нефти на 400 тыс. б/с до конца года.

«Учитывая текущую ситуацию с ухудшением спроса из-за карантинных ограничений, высока вероятность того, что на ближайшем заседании «ОПЕК+» (1 сентября) может быть принято решение о временной «заморозке» в росте добычи нефти. Стоит отметить также, что бездефицитность бюджетов большинства стран-участниц ОПЕК+ достигается при средней цене на нефть Brent на уровне $65 – $75 за баррель», — сказала Фалкова.

Эксперт упомянул и такой фактор, как повысившая вероятность сворачивания программы выкупа активов со стороны Федерального резерва США. Согласно недавно опубликованному протоколу заседания ФРС, этот процесс может начаться уже в октябре-ноябре.

Давление на весь сырьевой рынок и на сегмент углеводородов также оказывает укрепление доллара США в связи с ожиданием сокращения программы QE в США, соглашается аналитик «Фридом Финанс» Сергей Пигарев.

«В случае, если делегаты стран ОПЕК+ на встрече 1 сентября примут решение сохранить согласованные ранее параметры увеличения добычи, можно ожидать ухода стоимости Brent ниже $65 за баррель, так как период сентябрь-октябрь является сезонно слабым для спроса на углеводороды. Укрепление доллара США и рост заболеваемости COVID-19 при «бездействии» ОПЕК+ приведут к падению котировок в район $60», — считает Пигарев.

По мнению эксперта по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Игоря Галактионова,

сейчас «справедливыми» выглядят цены на нефть в диапазоне $64–66 за баррель.

«При этом дальнейшее ухудшение рыночного фона, связанное с возможным сокращением QE (политика количественного смягчения, при которой ЦБ выкупает или берет на обеспечение активы с рынка, вливая в экономику дополнительные деньги. – «Газета.Ru») или распространением COVID-19, может кратковременно спровоцировать и более глубокое снижение в район $60–62», — считает аналитик.

Что будет с рублем

В текущих условиях курс доллара на уровне 73-74 руб. выглядит «обоснованным» с точки зрения экономических параметров, отметил Агван Микаелян из FinExpertiza.

«Хотя, если бы не целенаправленные действия ЦБ и Минфина по закупкам валюты, курс рубля при нефти около $70 за баррель находился бы ближе к отметке 70 руб. за доллар», — считает аналитик.

На фоне снижения цен на нефть значительную поддержку курсу рубля по-прежнему оказывает так называемое «бюджетное правило»: согласно нему доходы бюджета от добычи и продажи нефти и нефтепродуктов направляются на покупку валютных резервов для Фонда национального благосостояния,

отметила Александра Фалкова из «Сбер управление активами». «Это существенно снижает чувствительность курса рубля к падению нефтяных котировок», — отметил он.

Корреляция между рублем и нефтью в последнее время не так сильна, чтобы делать какие-то выводы исключительно на основе нефтяных цен, считает Игорь Галактионов из «БКС Мир инвестиций».

«При прочих равных дальнейшее снижение цен на нефть может негативно сказаться на рубле и привести к подъему пары USD/RUB выше 75 руб.», — полагает аналитик.

Во что вкладывать средства

Сейчас защитными могут быть акции из секторов, которые ориентированы на стабильный внутренний спрос, говорит Игорь Галактионов из «БКС Мир инвестиций». Это телекоммуникации, ритейл, производство продуктов питания.

«Также падение цен на нефть сокращает топливные расходы авиаперевозчиков, но в настоящий момент они подвержены другим рискам и назвать защитными их нельзя», — добавил он.

В качестве условно «защитных» активов при падении цен на нефть можно предложить инвестиции в ETF и ПИФы, ориентированные на инвестиции в драгоценные металлы, котировки которых с начала года существенно отстали по динамике от аналогичных показателей для промышленных металлов и нефти,

сказала Александра Фалкова из «Сбер управление активами».

«Также относительно привлекательными выглядят международные компании, бизнес которых сфокусирован в сегменте продуктового ритейла», — отметил эксперт.

Инвесторам сейчас стоит увеличить долю денежных средств и бумаг эмитентов из защитных секторов (здравоохранение, коммунальные услуги, потребительские товары) с высоким уровнем дивидендной доходности и низким уровнем долга,

полагает Сергей Пигарев из «Фридом Финанс».

«В нефтегазовом секторе на фоне снижения цен на жидкие углеводороды наиболее уверенно будут чувствовать себя инфраструктурные компании (владеют инфраструктурой для сбора, транспортировки и хранения углеводородов) и компании с высокой долей природного газа и СПГ в структуре продаж», — подытожил аналитик.