«Эксплуатация без ремонта»: вице-премьер назвала причину разлива нефти в Черном море

Нефтеналивной терминал под Новороссийском не ремонтировали много лет

Слушать
Остановить
Основной причиной разлива нефти под Новороссийском, произошедшего 7 августа текущего года, является отсутствие капитального ремонта объекта, заявила журналистам вице-премьер Виктория Абрамченко. Заместитель главы правительства распорядилась в течение месяца проверить все порты, где идет перевалка нефти или других опасных грузов. Сумма ущерба от аварии в Черном море на терминале КТК тем временем все еще устанавливается.

Недостойное содержание

Основной причиной происшествия под Новороссийском, по словам вице-премьера Виктории Абрамченко, стало отсутствие капитального ремонта инфраструктуры. Сумма ущерба на данный момент неизвестна.
«То, что случилось, в качестве основной причины на этом объекте было связано с многолетней эксплуатацией без капитального ремонта», — цитирует замглавы правительства РИА «Новости».

По словам Абрамченко, с марта этого года объект обслуживает новая подрядная организация. Предыдущий подрядчик, ответственный за эксплуатацию объекта, игнорировал необходимость его достойного содержания.
В Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), которому и принадлежит упомянутая вице-премьером инфраструктура, придерживались другой версии. Гендиректор компании Николай Горбань сообщал, что причиной разрушения гидрокомпенсатора на выносном причале нефтеналивного терминала КТК, из-за которого произошел залповый выброс нефти при погрузке на греческий танкер Minerva Symphony в порту Новороссийска, мог стать заводской брак.

Противоречий в этой истории было много с самого начала. Нет полной ясности даже относительно объема нефтепродуктов, попавших в Черное море, причем в разгар курортного сезона. В КТК сразу же после происшествия заявили, что инцидент не повлиял на погрузку нефти, и оценивали площадь нефтяного пятна лишь в 200 кв. м, а объем — в 12 кубометров, что эквивалентно примерно 10 тоннам. В компании отмечали, что ликвидация разлива завершена и наблюдаются лишь «остаточные явления в форме пленки».

На этом все могло бы и закончиться, если бы в ситуацию не вмешались ученые. Специалисты Института космических исследований РАН оперативно проанализировали спутниковые снимки района аварии и сообщили, что площадь разлива нефти занижена в сотни тысяч раз и составляет 80 квадратных километров. В то же время Всемирный фонд дикой природы (WWF), как писал «Интерфакс», оценил объем разлива нефтепродуктов в 100 тонн.

«Вечером 7 августа площадь загрязнения была еще относительно невелика - порядка четверти квадратного километра. Слив был вытянутой формы, длиной примерно 1200 метров. Ровно через сутки, вечером 8 августа, на радарном снимке мы увидели колоссальное увеличение загрязнения - по нашим оценкам, около 94 квадратных километров с протяженностью до 20 километров. Это говорит о том, что объем разлива составляет не менее 100 тонн. Попытки локализовать или задержать разлив в зоне утечки не были достаточно эффективны», — приводит агентство слова руководителя программы WWF России по экологической ответственности бизнеса Алексея Книжникова.

В Институте океанологии им. П.П. Ширшова РАН РБК Краснодар прокомментировали колоссальную разницу данных о площади разлива. В организации предположили, что консорциум намеренно скрыл реальные показатели, чтобы избежать наказания.

«Цифры изначально были существенно занижены. У нас же вводятся нормативы и наказания за нанесение вреда окружающей среде, поэтому чтобы их избежать компания занизила показатели», — сообщили ученые.

Вертолет не показатель

На состоявшейся на следующий день встрече с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым глава КТК Николай Горбань заявил, что ученые ошиблись в своих расчетах. По его словам, которые цитировал «Интерфакс», пятно на фото близ терминала в Новороссийске, попавшее на снимки, сделанные после шторма, не является нефтяным. Чтобы убедить главу региона в отсутствии нефтепродуктов в акватории Черного моря, Горбань вместе с ним осмотрел район аварии с вертолета. На фотографиях, опубликованных после этого полета пресс-службой администрации края, никакого пятна на поверхности воды действительно не видно.

Обнадеживающе звучали и сообщение Управления Роспотребнадзора по Краснодарскому краю, ежедневно бравшего пробы воды из моря в районе Новороссийска и Анапы. «На 16.08.21 г. содержание нефтепродуктов в пробах морской воды в зонах рекреации новороссийской и анапской акваторий не превышает предельно допустимые концентрации (ПДК)», — говорится в сообщении ведомства.

Более свежей информации о состоянии воды в Черном море на сайте ведомства нет —Роспотребнадзор вернулся к публикации рекомендаций по сбору грибов и выбору одежды для подростков.
Однако не все в этой ситуации так просто, как кажется. Экологи предполагают, что пробы воды, возможно, просто берут не там, а с вертолета пятно было не видно, так как тяжелые нефтепродукты опустились на дно, продолжая отравлять море. Так, член Общественного совета по экологической безопасности при администрации Новороссийска Татьяна Трибрат, которую цитирует «Эксперт Юг», не верит утверждениям об установке заградительных бонов сразу после аварии: «в море тот день было волнение, задержать пятно было невозможно».

«Выставлять боны во время шторма бесполезно, они пытались с берега бросать в воду сорбенты, чтобы утопить нефтяную пленку. Аквалангисты, которые там погружаются, видят пласты нефти на дне. Тяжелая фракция нефти тонет, и на дне нет штормов, она там колышется плотной стеной», — утверждает Татьяна Трибрат, слова которой приводит издание 74.ru.

Обеспокоенность в связи с методами, применявшимися для ликвидации аварии и попытками преуменьшить масштаб происшествия в интервью «Комсомольской правде» озвучил и эколог, эксперт Общероссийского народного фронта Илья Рыбальченко.

«Здесь мы уже имеем дело с определенным лицемерием. Нефтяную пленку не столько ликвидируют, сколько делают ее незаметной. Применяется технология диспергаторов - химические реактивы дробят пленку на микроскопические капельки, которые распределяются не по поверхности, а по всей толщине воды. Да, пятно, как будто бы исчезло. Но собрали ли мы нефть? Нет! Она вся осталась в воде. То же самое, если используются сорбенты - частицы нефти прилипают к ним и тонут на дно, создавая проблемы для обитающих там рыб, водорослей», —рассказывал он.

Как писал «Коммерсантъ», вице-премьер России Виктория Абрамченко поручила Росприроднадзору оценить реальный масштаб выброса нефти. Сотрудники ведомства взяли пробы воды на месте аварии, однако из-за шторма сделать это удалось не сразу. Глава Росприроднадзора Светлана Радионова написала на своей странице в Instagram, что взяла ситуацию под личный контроль.

В среду, 24 августа, во время пресс-конференции в ВДЦ «Орленок» Радионова сообщила, что из-за отсутствия первоначальных данных об объеме разлившейся нефти, специалистам Росприроднадзора для оценки точного ущерба потребуется дополнительное время. По ее словам, которые приводит «Кубань 24», посчитать сумму ущерба одномоментно не получится.

«Мы вынуждены догадываться, сколько излилось в окружающую среду. На сегодняшний день точный объем попавшей в водную акваторию нефти я вам не скажу, поскольку проводятся расчеты», — пояснила глава Росприроднадзора.

Бизнес и экология

Ситуация привлекла внимание и силовых структур. Западное межрегиональное следственное управление на транспорте Следственного комитета России 11 августа сообщило о возбуждении уголовного дела о загрязнении акватории Черного моря при разливе нефтепродуктов на выносном причальном устройстве Каспийского трубопроводного консорциума. Днем позже следователи проинформировали о проведении обысков на территории КТК и переквалификации уголовного дела на более тяжкий состав.

Кроме того, как 16 августа сообщал ТАСС, Ростехнадзор проводит проверку выполнения АО «КТК-Р» соблюдения требований промышленной безопасности после разлива нефти.

«В подобных условиях нужно предпринимать все возможное, чтобы быстро нейтрализовать экологический ущерб. Мы видим, что когда схожие ситуации происходят за рубежом, там нет подобных попыток все скрыть, потому что компании понимают, к чему это может привести. Поскольку КТК – не только российская компания, но и большой консорциум с участием Казахстана и других компаний, включая западные, я надеюсь, что акционеры и Запад не будут считать Россию страной третьего мира, где можно вести себя подобным образом», — подчеркивал в беседе с «Газетой.Ru» директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

Трубопроводная система КТК – один из крупнейших инвестиционных проектов в энергетической сфере с участием иностранного капитала на территории СНГ. Участниками проекта являются не только компании из России и Казахстана, но и западный бизнес: Chevron, Mobil, Eni и другие. В 2020 году фактический объем прокачки казахстанской нефти по КТК составил 52 млн тонн, или около 80% от общего экспорта.

В 2018 году компания закончила реализацию проекта расширения, которая позволила увеличить мощность трубопровода до 67 млн тонн нефти в год. Останавливаться на достигнутом КТК не собирается – 11 августа на встрече с министром энергетики РФ Николаем Шульгиновым генеральный директор консорциума Николай Горбань рассказал о ходе реализации Программы устранения узких мест, по выполнению которой к 2024 году пропускная способность нефтепровода возрастет с нынешних 67 млн тонн в год до 80 млн тонн.

Планы по развитию инфраструктуры компании, однако, вызывают обеспокоенность у некоторых специалистов, пишет «Независимая газета».

«В рамках проекта расширения построено и запущено 6 новых нефтеперекачивающих станций, 6 новых резервуаров для хранения нефти РВС-100000 и закончено строительство третьего выносного причального устройства. Сейчас КТК может прокачивать до 90 млн т в год. Возникает вопрос: как сказалось утроение мощности на состоянии самой трубы? Такое резкое увеличение может вызвать проблемы с эксплуатацией – могут возникнуть проблемы», — пишет издание.

Опасения на этот счет озвучила и член Общественного совета по экологической безопасности при администрации Новороссийска Татьяна Трибрат. По ее словам, которые цитирует «Эксперт Юг», КТК периодически пытается увеличивать объемы транспортировки нефти, а на общественных слушаниях экологи пытаются доказать, что предприятие наносит ущерб экологии.

Хроника происшествий

С самого начала строительства терминала в Южной Озереевке, где произошел разлив, Каспийский трубопроводный консорциум подчеркивал свое повышенное внимание к экологическим стандартам. Однако на практике ситуация обстоит несколько иначе.

Еще в 1999 году некоторые специалисты заявляли, что «экономические интересы КТК идут вразрез с интересами экологическими». Как писал в своей статье для журнала «Энергия» кандидат географических наук Сергей Голубчиков, «выбор между коммерческими интересами КТК и интересами охраны природы и здоровья тысяч отдыхающих на черноморском побережье был сделан не в пользу последних».

«По мнению экспертов, работа ВПУ может сопровождаться аварийными выбросами нефтепродуктов, что нанесет огромный ущерб подводной части биосферного заповедника, который предполагается здесь разместить, уникальным гидробиологическим системам в прибрежной акватории Абрауского природно-исторического заказника, а также полуострову с его знаменитыми виноградниками», — предупреждал ученый.

Различные происшествия вокруг трубопровода и терминала действительно случаются нередко. Например, как пишут СМИ, с начала 2019 года Роспотребнадзор в Новороссийске получил 18 коллективных жалоб от жителей Южной Озереевки на неприятный запах нефти со стороны терминала. Внеплановая 20-дневная проверка ведомства показала соответствие качества воздуха гигиеническим нормативам. При этом Всемирный фонд дикой природы, проводивший независимую проверку инцидента, сообщал о наличии проблем.

«В ответ на полученное в августе 2019 обращение жителей по поводу запаха нефтепродуктов в районе размещения АО «Каспийский Трубопроводный Консорциум-Р» Новороссийскими филиалом ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Краснодарском крае» 15 августа 2019 г. в рамках предварительной проверки были проведены исследования содержания загрязняющих веществ в атмосферном воздухе (бензол, ксилол, толуол, сероводород, углеводороды нефти C1-C5 к C6-C10 C12-C19). Было выявлено двукратное превышение максимально-разовых концентраций углеводородов нефти C12-C19 в точке на границе санитарно-защитной зоны АО «Каспийский Трубопроводный Консорциум-Р», — говорится в документе, опубликованном фондом.

Еще один пример —15 февраля при плановом осмотре оборудования терминала после шторма сотрудники КТК обнаружили образование гофры на шланге внутренней линии выносного причального устройства (ВПУ) № 2, сообщала пресс-служба компании. Представители КТК заявили, что происшествие не является экстраординарной ситуацией, а многослойная конструкция шлангов ВПУ исключает возможность утечки нефти. Вместе с тем, подача нефти была прекращена, запорная арматура закрыта.

Об инциденте вспомнили позже, когда в начале марта в районе морского терминала КТК начали массово погибать птицы. В консорциуме заявили, что работа КТК не оказывает влияния на экологическую обстановку в районе Новороссийска — сотрудники продолжают контролировать воду в акватории, признаков загрязнений не выявлено.

«Установленные факты гибели птиц за последние несколько дней связываются отделом экологической безопасности администрации Новороссийска, а также членами экологического совета при губернаторе Кубани с аномальными холодами и истощением кормовой базы, что, к сожалению, периодически происходит в периоды резких климатических изменений», - подчеркивали представители КТК.

Что касается аварии с разливом нефти, произошедшей 7 августа, то управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин, которого цитируют «Ведомости», оценивает ущерб от нее в зависимости от масштаба в сумму до 5 млрд руб.

Формула для расчета экологического ущерба водному объекту представляет собой произведение фиксированной таксы вреда объекту (ее размер для нефти и нефтепродуктов варьируется от 500 000 до 2 млрд руб. в зависимости от массы) на ряд корректирующих коэффициентов, характеризующих длительность воздействия, интенсивность и др.

Таким образом, применение максимального повышающего коэффициента в формуле расчета, отмечает Гришунин, может более чем в пять раз увеличить сумму штрафа КТК. Если учесть, что за разлив топлива под Норильском в мае 2020 года «дочке» «Норникеля» назначили рекордный штраф в размере 146,2 млрд руб., то даже сумма в 5 млрд руб. для КТК кажется не слишком значительной.

Картина дня