«Только государство может осуществить это чудо»

Экономисты назвали примерную стоимость новых городов в Сибири

Слушать
Остановить
Министр обороны Сергей Шойгу рассказал, где предлагается строить новые города в Сибири, про «Кедровый тракт» и «Алюминиевую долину». Нужна ли действительно сейчас масштабная стройка, как привлечь туда минимум 1 млн работоспособного населения и во сколько этот проект обойдется государству — выясняла «Газета.Ru».

Только на одной добыче полезных ископаемых проекты по строительству новых городов в таком богатом ресурсами регионе, как Сибирский федеральный округ, не должны основываться. Развивать регион и заселять его довольно важно с точки зрения формирования экономической эксплуатации территории, считают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

Для государства создание новых городов в Сибири и на Дальнем Востоке необходимо, так как это позволит создать центры освоения региональных ресурсов, считает руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

«Эти проекты важны не с точки зрения добычи ресурсов, а с точки зрения развития потребления и формирования более сложной модели экономической эксплуатации территории людьми: развития в этой зоне и сельского хозяйства, и обрабатывающей промышленности, с чем в Сибири беда, но все это получится только при условии, что оно будет наложено на большие транспортные проекты», — пояснил «Газете.Ru» Василий Колташов.

Ранее министр обороны Сергей Шойгу предложил создать в Сибири научно-промышленные и экономические зоны, которые должны способствовать привлечению людей, а заодно и «Кедровый тракт», который соединял бы Европу и Китай, и «Алюминиевую долину».

По мнению Колташова, если старые (Новосибирск, Иркутск, Омск) и новые крупные центры будут связаны в единую систему, то будет обеспечен товарообмен, технологические цепочки, взаимные инвестиции.

Строительство инфраструктуры и жилья входит в план российских властей в Сибири и на Дальнем Востоке: на ВЭФ было подписано соглашение о создании города Спутник под Владивостоком.

Между тем месторождения могут быть освоены в промышленном масштабе, особенно если там редкое содержание полиметаллов, и без строительства крупных городов. Как правило, на различных рудниках и горно-обогатительных комбинатах персонал работает вахтой, и под это не требуется создание постоянных поселений. Кроме того, если речь о редкоземельных металлах, то это может быть довольно вредное производство, считает старший научный сотрудник Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Павел Зюзин.

Экономический смысл в строительстве базовых городов или даже поселений на несколько сотен тысяч жителей появляется при условии создания добавленной стоимости из извлекаемого сырья: но оно должно оставаться конкурентоспособным, учитывая стоимость доставки, а значит, необходима транспортная инфраструктура.

«Если же в непосредственной близости при освоении полезных ископаемых возникает какой-либо крупный передел, то есть сырье не просто извлекается, а тут же добавляется стоимость, идет не только плавка металлов, а тот же прокат на этой базе, то такое производство может стать конкурентоспособным», — отметил Павел Зюзин.

Кто и зачем поедет жить в новые города Сибири

Один из главных вопросов, который возникает при публичном обсуждении дозаселения Сибири при каждом масштабном проекте — кто туда поедет и что будет привлекать население?

В прошлом году в России на максимально низком за девять лет уровне оказалась внутренняя миграция: всего 3,52 млн человек переехали из одного региона в другой (падение по отношению к 2020 году составило 13%, к 2019 — 20%), следует из данных Росстата. При этом на январь 2021 года в Сибири численность населения составила 17 млн человек.

Согласно последним данным статистики за 2019 год, из 17,1 млн человек, проживающих в Сибирском федеральном округе, мигрировали 557 тыс., в том числе переселились внутри страны 504 тыс. человек, из них в пределах округа — 287 тыс. По переселенцам в другие субъекты федерации виден «западный дрейф»: около четверти миграционного оттока идет в Центральный федеральный округ, на втором и третьем местах по популярности Северо-Западный и Южный федеральные округа.

Как считает Павел Зюзин, трудовой ресурс из европейской части России пока сложно привлекаем для роста таких городов, даже если это те же сибиряки.

«Из европейской части России население поедет туда лишь на хорошие условия труда, на зарплаты в 2-3 раза выше, и то, скорее всего, на короткие контракты и в начале карьеры. И людям, которые переезжают, важны не только деньги: многие города в Сибири проигрывают городам в Подмосковье по уровню благоустройства, а это важный момент», — отметил Зюзин.

По его мнению, это должны быть «суперкачественные города, благоустройство которых должно быть сравнимо с московскими районами». Нужно создавать хорошие условия не только для одного человека, который туда поедет, но и для его семьи с детьми, которую он перевезет. В качестве примера он приводит советские 70-е и 80-е: когда создавались новые города в Сибири и на Дальнем Востоке, все это были ЗАТО (закрытые административно-территориальные образования) с особым статусом и условиями.

Поэтому проще будет привлекать в новые поселения сибиряков из окрестных сел и городов, особенно если крупные транспортные и производственные компании со школьного возраста и через образовательные учреждения среднего звена будут вести детей с целевым трудоустройством на своей территории.

Колташов напомнил еще про две категории граждан, которые могли бы стать добровольными и относительно массовыми переселенцами в Сибирь. Первая — это довольно молодые пенсионеры, которые отработали на Севере и теперь покупают недвижимость на юге России, в Московской области, хотя могли бы покупать ее в новом городе-спутнике в квартале таунхаусов, коттеджей по выгодным ценам с выгодной ипотекой.

«Есть большой процент рабочих-мигрантов — россиян и граждан из центрально-азиатских республик, других государств, которые могли бы перевезти семьи в регион при условии режима льготного гражданства для участников строительства, они могли бы строить города, жить и работать вахтовым методом на многочисленных объектах в Сибири», — считает Василий Колташов.

Однако надо учесть, что несубсидируемая государством покупка квартиры в регионе будет вряд ли под силу переселенцам.

По данным «Авито Недвижимости», последние три года цены на покупку жилья в Красноярске, Иркутске, Братске и Лесосибирске росли.

В Иркутске средняя стоимость жилья за два года увеличилась в полтора раза на первичном и вторичном рынках (август 2021-го к августу 2019-го), достигнув по итогам августа 90 тыс. руб./кв. м и 89,2 тыс. руб./кв. м соответственно. Аналогичный тренд наблюдался и в Красноярске, где средние цены за рассматриваемый период повысились в полтора раза в категории новостроек и на 33% в сегменте вторичной недвижимости. Приобрести новую квартиру в Красноярске в августе, равно как и купить вторичное жилье, можно было в среднем за 77,1 тыс. руб./кв м.

На текущий момент покупательская активность на рынке недвижимости в целом по России стабилизируется, однако в некоторых городах показатели спроса по итогам августа 2021-го превысили аналогичные значения 2019 года. К примеру, в Красноярске уровень потребительского интереса ко вторичному сегменту держался в 1,6 раза выше отметок 2019 года, а активность покупателей в категории новостроек была на 10% больше, чем два года назад. За полтора года «покупательского бума» объем предложения сократился, в связи с чем в Братске, Иркутске, Красноярске наблюдается отрицательная динамика числа объявлений в сравнении с 2019 годом, комментирует руководитель направлений первичной и загородной недвижимости «Авито Недвижимости» Дмитрий Алексеев.

Сколько стоит град построить

Если мы строим только рудник и вахтовый поселок при нем, то это десятки миллиардов только на инфраструктуру, обустройство и подъездные коммуникации, без строительства какого-то базового города.

В случае более масштабных проектов счет будет идти уже на сотни миллиардов, считает Павел Зюзин из ВШЭ.

Как отметил Василий Колташов, Сибирь обладает избытком электроэнергии плюс там находится основное сырье, а на Дальнем Востоке при этом есть выход на Азию в плане поставок. Развивая территориальный рынок и обеспечивая его расширение, мы получаем его самостоятельный рост, региональные центры начинают притягивать новых людей и, соответственно, инвестиции. Но дать толчок такому развитию территорий частный бизнес не способен.

«Только государство может создать это чудо, никакие частные инвесторы за 30 лет ничего не сделали, частный бизнес показал свою полною в этом вопросе импотенцию — максимум он может расширять рынок, но не создать. $20 млрд — это возможный и приемлемый сейчас уровень, но это не инвестиции за год-два, а на десятилетия», — резюмировал он.

Поделиться: