«Восемь месяцев в году убыточная экономика»

Независимые АЗС предупредили о волне банкротств

Слушать
Остановить
Участники рынка заявили о риске банкротства независимых АЗС. Они утверждают, что ситуация в последнее время серьезно ухудшилась. О проблемах начала говорить даже такая крупная компания, как Shell. Почему заправки несут убытки и что можно сделать для решения проблемы – в материале «Газеты.Ru».

Рынок бензина с начала года переживает серьезный кризис. При этом участники рынка отмечают, что многие АЗС работают себе в убыток, и ситуация с каждым днем только усугубляется. Волна банкротств на рынке — следующий этап развития сложившейся проблемы.

Участники рынка уже «кричат» о проблемах АЗС, заявил «Газете.Ru» президент «Независимого топливного союза» Павел Баженов. По его словам, несмотря на то, что оптовые цены сейчас пошли чуть-чуть вниз, проблему это никак не решает.

«Независимые операторы сплошь и рядом находятся в убытках. И даже Shell, несмотря на несравнимо больший запас прочности, заявляет о проблемах. Просто накипело, и уже сложно молчать», — сказал он.

По оценкам Баженова, острее всего ситуация наблюдается в регионах, в которых сохраняется дефицит оптового предложения сырья. Традиционно хуже всего дела обстоят на Дальнем Востоке, непростые условия и в Восточной Сибири.

Ранее в корпорации Shell предупредили о риске банкротства некоторых АЗС в России в связи с тем, что топливная розница для компаний остается нерентабельной.

«Газета.Ru» направила запросы по рыночной ситуации в «Татнефть», Shell, «Сургутнефтегаз» и «Лукойл».

Когда обострились проблемы

Проблемы у независимых АЗС, не входящих в состав вертикально-интегрированных компаний (ВИНК), таких как «Лукойл», «Татнефть» и т.д., начались не сегодня, отметил руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. В течение нескольких лет их доля на рынке снижалась.

«Если еще три-четыре года назад доля независимых операторов составляла 70%, а доля реализованного топлива – 30%, то сейчас цифры выглядят по-другому. В настоящее время на долю независимых АЗС приходится 60% рынка продаж топлива и 25% реализованного топлива. В стране действует 23 тыс. АЗС, из которых больше 30% принадлежат крупным компаниям», — рассказал он «Газете.Ru».

По его словам, заправки терпят убытки, так как маржинальность бизнеса резко снизилась: им не хватает средств для покрытия затрат. При продаже бензина АИ-92 АЗС получают убыток в размере 1,3 руб. с проданного литра, при продаже АИ-95 и дизтоплива – теряют 30 копеек с литра.

«Сейчас заговорили об этом, поскольку ситуация становится напряженной. Если раньше АЗС еще надеялись, что рост стоимости топлива – явление временное, то сейчас все больше опасений относительно дальнейших потерь для бизнеса. В среднем, по разным прогнозам, до конца года рынок могут покинуть около 10% независимых АЗС в России», — рассказал он.

В чем причины такой ситуации

Оптовые цены образуются на рыночных условиях, а розничные де-факто регулируются, отметил президент «Независимого топливного союза» Павел Баженов. Демпфирующий механизм, который был введен в России, по сути, является «дискриминирующим» по отношению к независимой рознице, заявил он.

Баженов считает, что нефтяные компании в рамках своего производства получают субсидию, и у них есть возможность, несмотря на достаточно высокие оптовые цены, держать «рыночно необоснованные» цены на своих заправках. Независимые операторы такого вычета не получают, и в силу конкуренции вынуждены подходить к ценообразованию, исходя из позиций других компаний. «Оптовые цены в таких условиях могут быть выше, чем розничные», — пояснил он.

«Самое неприятное, что конца и края этой ситуации особо не видно. Особенно тревожно мы смотрим на следующий год. Сейчас в связи с тем, что рынок неизбежно войдет в низкий сезон, ситуация чуть-чуть должна улучшиться, но ненормально работать в условиях, когда восемь месяцев в году убыточная экономика», — заявил Павел Баженов.

Сейчас розничные сети ВИНКов «приопустили» цены, отметил в беседе с «Газетой.Ru» основатель сервиса по онлайн-оплате топлива на АЗС Benzuber Артем Скворцов.

По его словам, для независимых АЗС конкурентная среда стала «невыносимой», поскольку динамика оптовых цен отличается от розничных. Такие «коллизии», когда оптовая цена почти равна, а то и выше розничной, бывали и раньше, но это были сезонные факторы.

«Просто сейчас эти «сезонные колебания» почему-то затянулись, и причины, почему регулятор так долго не вмешивается, непонятны. Складывается нерыночная ситуация», — сказал Скворцов.

Он добавил, что большие компании могут позволить смещать себе центр прибыли в добычу или переработку, а у независимых от ВИНК АЗС, которые фактически занимаются распределением и являются последней точкой доставки топлива в бак потребителя, такой возможности нет.

«Если это продлится еще два-три месяца, то сети начнут «сжирать» собственную оборотку. У моносетей, бизнес которых связан только с продажей нефтепродуктов, и их учредителей, у которых нет параллельного бизнеса, откуда можно бы было «влить» ликвидности в бизнес АЗС, риск банкротства очень высок, — заявил Артем Скворцов.

По его словам, в случае приостановки работы АЗС даже на неделю-две, восстановление реализации потом может занять несколько месяцев. Поэтому участники рынка буквально «терпят», чтобы не потерять клиентов, и при этом генерируют убытки, сказал он.

Основная проблема – в России нет независимой переработки нефти, отметил в беседе с «Газетой.Ru» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Получается, что крупные предприятия, которые этим занимаются, также продают топливо на бирже. ВИНКи своим АЗС продают топливо дешевле, чем оно торгуется.

«Независимые АЗС покупают топливо на бирже и попадают в ситуацию, при которой у их конкурентов стоимость на АЗС, как правило, меньше. Им надо либо самим прижиматься и сокращать свою маржинальность, конкурировать по цене с ВИНКами, либо сохранять цену, и тогда клиенты уедут к ВИНКам на соседнюю заправку», — пояснил эксперт.

Также ситуацию усугубило то, что всплеск стоимости нефти на внешних рынках «подстегивал» крупные компании не направлять на биржу дополнительно какие-то нефтепродукты, а продавать их на внешние рынки, добавил Юшков.

Что может помочь исправить ситуацию на рынке

Для начала можно предпринять оперативные шаги, чтобы «потушить пожар», заявил Павел Баженов. Это кратное увеличение объемов реализации топлива на бирже: объединение, в частности, выступает за 25% от производства по бензину (это почти двукратное увеличение по сравнению с нынешними объемами), и 15% — по дизелю. Такая мера позволила бы снизить оптовую цену. Кроме того, ценообразование в рознице должно идти по рыночным принципам, добавил Баженов.

Повышение квот по идее должно «насытить рынок» топливом, и цены в рамках конкуренции понизятся, полагает Игорь Юшков. Однако, по его словам, эффективность этой меры пока оценить сложно.

Меры для стабилизации ситуации, которые уже принимаются, просто «нерадикальны», рассказал аналитик «ФИНАМ» Сергей Кауфман. Он отметил, что весной был скорректирован демпферный механизм, повышался норматив по продаже топлива на бирже. Кроме того, после переговоров с правительством нефтяные компании (преимущественно это «Сургутнефтегаз») решили почти полностью отказаться от экспорта для удовлетворения потребностей внутреннего рынка, заявил эксперт.

«На фоне вышеописанных мер, а также конца сезона отпусков и ремонтов НПЗ, оптовая цена на топливо в последний месяц непрерывно падает, хотя и не очень сильно. Вероятно, прежде чем вводить возможные дополнительные меры, Минэнерго попробует подождать некоторое время, пока рынок полностью учтет существующие меры», — считает он.

Топливный рынок — одна из наиболее чувствительных тем для населения, подчеркнул Кафуман. «Маловероятно, что правительство может допустить полноценный кризис в нем. Если АЗС действительно будут на грани банкротства, можно ожидать агрессивных действий от правительства, включая запрет на экспорт бензина, повышение нормативов по продаже топлива на бирже, корректировку демпфера и даже временное изменение налоговой системы в нефтянке», — полагает эксперт.

Поделиться: