Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

У БРИКС может появиться своя валюта. Какой она будет и для чего нужна

Экономист Белянчикова назвала два сценария создания резервной валюты в БРИКС

Страны БРИКС готовятся к созданию новой международной валюты, сообщил президент России Владимир Путин. Подобные платежные единицы были и ранее — тот же ЭКЮ, который в 1998 году сменил евро. Какой может быть альтернатива нефтедоллару — в обзоре «Газеты.Ru».

Страны БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южно-Африканская республика — работают над созданием новой международной валюты. Она будет основана на корзине валют стран БРИКС, сообщил президент России Владимир Путин на деловом форуме группы. То есть — бразильского реала, российского рубля, индийской рупии, китайского юаня и южноафриканского рэнда.

«Российская система передачи финансовых сообщений (СПФС) открыта для подключения банков стран «пятерки». Идет расширение географии использования российской платежной системы «Мир». Прорабатывается вопрос создания международной резервной валюты на основе корзины валют наших стран»,

— сказал Путин участникам Делового форума БРИКС.

Эксперт «БКС Мир инвестиций» Евгений Миронюк уточнил, что конкретные механизмы, на базе которых будет определяться эмиссия, стоимость и регулирование новой валюты, пока не известны.

Любая новая валюта на базе корзины других валют ставит организационные вопросы. В первую очередь — децентрализации ее выпуска и управления такими эмиссионными центрами. Также непонятно формирование курса», — отметил Миронюк.

Два сценария для новой валюты

Доцент кафедры мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г.В. Плеханова Татьяна Белянчикова подчеркнула, что у стран БРИКС есть два сценария создания новой международной валюты для расчетов между странами группы.

Первый — введение наднациональной валюты, основанной на корзине валют стран БРИКС. Как уточнила Белянчикова, в этом случае резервная единица может использоваться в качестве платежного средства в международных расчетах в дополнение к национальным платежным единицам.

«Такая валюта может существовать. Данная идея не нова. И реализована она была не только в Европейской валютной системе (ЭКЮ, ECU) в 1979-1998 годах, хотя данный опыт был наиболее успешным. Был переводной рубль в рамках Совета экономической взаимопомощи, куда с 1949 по 1991 год входили Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия. Можно говорить о СДР (специальных правах заимствования) — валюте МВФ», — привела пример Белянчикова.

По ее словам, сегодня существуют валютные региональные союзы, которые пошли по этому пути.

«Это, например, латиноамериканская искусственная валюта сукре, используемая странами АЛБА (альянс стран Латинской Америки и Карибского бассейна) и Эквадором. Несмотря на то, что проект существует с 2008 года, широкого распространения расчеты в данной валюте между странами — членами организации не получили. Есть и африканские проекты подобного толка», — уточнила Белянчикова.

Второй сценарий предполагает выделение одной из валют стран БРИКС для расчетов между странами группы.

«Выделение опорной валюты требует политического решения. Не все страны союза могут согласиться с тем, что в качестве подобной валюты выступит, например, китайский юань. Даже в рамках ЕАЭС создание наднациональной коллективной валюты продолжает находиться в дискуссионном поле», — уточнила Белянчикова.

Для чего нужна новая резервная валюта

Управляющий директор «Иволга капитал» Дмитрий Александров считает, что использование новой валюты, основанной на корзине, позволит избежать как финансовых, так и инфраструктурных рисков отдельных валют стран БРИКС.

По словам Александрова, новая валюта может использоваться для расчетов между правительствами стран БРИКС и в качестве резервной. В дальнейшем можно оценивать стоимость основных торгуемых между странами товаров в новой валюте, уточнил он.

«Вероятно, будет создана некая новая композитная валюта, которая будет состоять из валют стран БРИКС. В качестве долей той или иной валюты может использоваться, например, доля ВВП каждой страны в БРИКС. Или объем внешней торговли страны. Очевидно, что такая валюта не станет новым евро в формате БРИКС. Слишком разная структура экономик у этих стран, разные торговые и платежные балансы. Поэтому более логичным выглядит использование такой валюты для проведения внешнеторговых платежей, а также аккумулирования международных резервов», — указал начальник аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев.

По мнению Миронюка, основой для курса новой корзины валют (новой валюты) станут рубль и юань.

«Наибольший объем товарооборота у всех стран БРИКС проходит с Китаем», — уточнил Миронюк.

Эксперт отметил, что если курс будет формироваться исходя из влияния курса национальных валют с поправкой на объем экономики (по ВВП), это будет невыгодно России.

С ними не согласился эксперт Института энергетики и финансов Даниил Катков. По его мнению, создание новой валюты на базе корзин валют стран БРИКС нецелесообразно.

«Это тяжело воплотить в жизнь. Рациональнее использовать юань. Он имеет меньшее из всех валют расхождение к доллару. Из всех валют он более устойчив к колебаниям за счет действий Центрального банка Китая. Поэтому, скорее всего, выбор падет на юань, а не валюты других стран БРИКС, которые подвержены девальвации. Не факт, что остальные страны согласятся использовать тот же бразильский реал или российский рубль», — отметил Катков.

По словам эксперта, к международной валюте на основе корзин стран может быть недоверие.

«Чтобы было доверие, нужно, чтобы все страны признали новую международную валюту — как страны БРИКС, так и остальные страны. И начали работать с ней. Это довольно тяжело будет сделать в текущих условиях. К юаню же точно будет доверие. Саудовская Аравия в середине марта заявила, что готова перейти на оплату юанем с Китаем за поставки нефти. Российский Центробанк также использует юань как резервную валюту — как раньше доллар и евро», — пояснил Катков.

Как быстро может быть создана новая валюта

По мнению Каткова, использование юаня в качестве валюты для расчетов участниками БРИКС — более быстрый путь, чем создание новой на основе корзин валют стран группы. При политической воле участников группы переход на резервную единицу на базе юаня может занять от нескольких месяцев до полугода.

«Технически создание новой валюты может занять немного времени. Основной вопрос, как быстро участники начнут активно использовать ее, а это точно вопрос нескольких лет», — согласился Александров.

Замдиректора инвестиционно-торгового департамента «Абсолют Банка» Андрей Зайцев уточнил, что СПФС в этом проекте вряд ли будет как-нибудь задействован.

«Для СДР он не нужен, а для гипотетической полноценной валюты крупнейшей экономикой БРИКС является Китай, который, скорее всего, пожелает разработать свою технологическую платформу. Технология несложная, за несколько месяцев можно создать с нуля», — указал Зайцев.

Какой будет эффект от этого механизма

«Введение новой валюты может сгладить волатильность курсов, позволит минимизировать влияние шагов​ денежно-кредитной политики основных Центробанков мира на экспортно-импортные потоки внутри БРИКС. В условиях массовой необеспеченной эмиссии ФРС США, ЕЦБ и Банка Японии, называемой политикой количественного смягчения, доверие к доллару, евро и иене в мире снижается. При этом разгон инфляции по резервным валютам служит катализатором данных процессов», — отметил Евстифеев.

По его словам, с точки зрения стоимости товаров внутри БРИКС эффект должен быть максимально нейтральным для самих стран-участниц.

«Намерение отойти от классических резервных валют повысит зависимость от состояния экономик стран БРИКС. Поэтому участникам придется периодически пересматривать долю той или иной валюты», — уверен эксперт.

И в случае выбора юаня в качестве новой валюты влияние на потребительские цены будет несильным. «Будет происходить конвертация юань-рубль. Сейчас она проходит через доллар. Вероятно, при переходе на расчеты в юанях на первых порах подорожают китайские товары», — уверен Катков.

По словам Белянчиковой, новая наднациональная валюта окажется жизнеспособной, только если будет действительно востребована. А для этого не столь существенно, каким будет общественный договор, и даже то, есть ли у такой валюты золотое или товарное содержание.

«Главное — чтобы за эту валюту можно было покупать то, что требуется резидентам и правительству той или иной страны. Такие валюты используются для расчетов за определенные категории товаров. Причем стратегически важные к ним, как правило, не относятся, за них просят твердые валюты. Поэтому иметь подобную валюту на балансе можно, но она должна быть востребована. Выход для достижения дедолларизации — все-таки переход в максимально возможном числе случаев на расчеты в национальных валютах. В том числе — при заключении двусторонних контрактов между конкретными «дружественными» стран», — считает Белянчикова.

Загрузка