Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Эксперт назвал высокой вероятность удержания темпов инфляции на уровне прошлого года

Ускорение динамики потребительских цен, которую продемонстрировал Росстат в показателях за март, было очевидно и до возникновения кризисных явлений на фоне распространения вируса — этот факт был отражен ранее в консенсус-прогнозе Минэкономразвития, заявил эксперт Центра исследования проблем реальной экономики Олег Чередниченко.

«Всплеск роста потребительских цен в размере 0,3% был зафиксирован Росстатом в период с 17 по 23 марта 2020 года. При этом прогноз некоторых банков, инвесткомпаний и т.д. на март отражал «зашкаливающие» значения, существенно превышающие упомянутые выше показатели, но экономике так и не удалось «добраться» до них.

По факту наблюдались «вспышки» цен на товары первой необходимости (или товары, которые «по инерции исторических привычек» сформировали ТОП этого списка), максимальные размеры прироста показали следующие значения: гречневая крупа — до 5%, плодоовощная продукция — в среднем на 1,3% (при этом внутри этого перечня был сформирован «разлет» динамики — от 7,6% падения цен на огурцы до 11,3% роста цен на репчатый лук). Рост также показали некоторые лекарства и бытовая химия.

Однако причины и драйверы мартовского всплеска необходимо понять и сделать выводы по перспективе инфляции в периметре 2020 года.

Итак, ключевой причиной в нагнетании ценовой динамики оказался «взрывной» рост спроса со стороны населения на товары первой необходимости, а также ряд медицинских, продовольственных товаров, некоторые электро- и бытовые товары. Перенастроить логистику «по щелчку пальцев» крупнейшие ритейлеры были не в состоянии (для перенастройки бизнес-процессов под повышенные требования потребовалось несколько дней). Однако достаточно оперативное решение вопроса и удовлетворение повышенного спроса сняло «напряг» с ситуации, и окончательный возврат объема потребностей к «довирусокризисному» уровню должен упасть не позднее мая текущего года.  

Свою «лепту» в кратковременный ценовой шок внес и упавший относительно доллара и евро рубль, но этот эффект уже практически отыгран рынком, к тому же движение к частичному разрешению нефтяного кризиса позволило «откатить» доллар к отметке почти в 75 рублей (от пиковых показателей в 80,87 на 18.03.20).

Более того, в России есть и «разворот» от мировых ценовых трендов, например, сахар. Его накопленные с 2019 года запасы позволили вырасти ценам на него в марте в среднем по стране лишь на 13,5%, но снизиться относительно показателей марта 2019 года. Однако с начала текущего года мировые цены на этот же продукт выросли более чем на 18%.

Соответственно, в случае сохранения стабильной ситуации (очевидность динамики налаживания бизнес-процессов под скорость распространения вируса по стране — налицо), высока вероятность удерживания темпов инфляции на уровне прошлого года, т.е. менее 4%. И даже если предположить, что ЦБ продолжит реализацию стимулирующей политики (что было бы позитивно воспринято бизнесом в контексте сложностей сегодняшнего дня), вероятность «уложиться» в четырехпроцентный таргет весьма высока», — пояснил Чередниченко.