Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Тест на человечность

Елизавета Александрова-Зорина о том, как выжить в пандемии бездомным и мигрантам

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Сегодня тяжело всем. Но есть те, кому тяжелее других. Многие переживают, что им нечем заняться в режиме карантина. Но есть те, кому даже в режиме карантина приходится чем-то заниматься, ибо иначе не выжить. Многие боятся, что через несколько месяцев им не на что будет жить. Но есть те, кому не на что жить будет уже завтра. Не в метафорическом «завтра», а во вполне конкретном. Потому что накоплений нет, а работа подённая.

От размеренной жизни до нищеты сегодня всем нам — полшага. Нерабочие недели, безусловно, важная мера. Но на что жить людям, отправленным в вынужденный отпуск? Даже некоторые государственные предприятия не хотят оплачивать этот отпуск, заставляя работников брать его за свой счет. И, понятное дело, работники боятся жаловаться — лучше отпуск за свой счет, чем увольнение.

Многие россияне вообще работали на почасовой оплате или краткосрочном трудовом договоре, в котором не предусмотрены ни отпуск, ни больничный. Две трети семей в нашей стране, еще по прошлогодним опросам, не имело никаких сбережений, у многих дохода не хватало даже на покупку одежды.

На фоне рухнувших цен на нефть ситуация выглядит совсем пугающей, так что нынешний кризис может, как матрешка, прятать в себе еще много разных кризисов.

У тех, кто продолжает работать, работа часто связана с разъездами и контактами с людьми. Курьеры, почтальоны, продавцы, уборщики, водители. Чьи работодатели экономят на средствах защиты, выдавая одну маску на неделю и запрещая пользоваться дезинфицирующими средствами, выставленными для отчетности. Пользуясь их отчаянным положением и страхом потерять работу, им урезают зарплату, отменяют доплаты, увеличивают неоплачиваемое рабочее время.

Московские власти обещают пособия и компенсации пожилым и потерявшим работу. Отличная мера, но опять же, поддержку получат не те, кто нуждается больше остальных. Приезжие из регионов, которые перебрались в Москву, потому что в провинции ничтожные зарплаты или вовсе нет работы, останутся без какой-либо помощи.

Они будут искать всевозможные подработки, несмотря на советы оставаться дома. Ведь дом их — не их, а арендованный, и за него надо платить.

А что делать тем, у кого дома вообще нет?

Его нет у бездомных, а их в одной только Москве десятки тысяч. Ослабленных хроническими болезнями, голодом, алкоголизмом — попробуйте ночевать на улице и не пить, чтобы как минимум согреться, а еще и забыться. Им негде погреться, их сегодня гонят отовсюду ожесточеннее, чем когда-либо. Не у кого просить милостыню: людей на улицах почти нет. Негде взять кипяток — кафе и ларьки закрыты. Многие из них перебивались подработками, на которые платили за хостел: теперь нет и этого. Значит, бездомных на улицах станет больше. А тех, кто помогал им, меньше, потому что в условиях карантина волонтеры не смогут работать.

В Германии, Англии, Ирландии, заболевших бездомных селят в хостелах и отелях. Оплачивают это, естественно, местные власти. Но кому в России сейчас есть дело до бездомных?

Про бездомных никто не вспоминает даже в предвыборных обещаниях: они же не ходят на выборы и митинги. Их смерти тоже никто не заметит. Никто даже не поинтересуется, выкосил ли их коронавирус или что-то еще.

Своего дома нет и у мигрантов.

Даже в Европе, где о мигрантах и беженцах постоянно говорили в СМИ, эту повестку вытеснил коронавирус, которому теперь посвящены все новости. И среди этих новостей почти ничего не найти о том, как выживают те, кто сейчас находятся в переполненных лагерях или застрял на границах. Десятки и сотни тысяч людей с подорванным здоровьем, в антисанитарных условиях, без доступа не только к медицинским службам, но даже к воде и лекарствам. Боясь, что беженцы и мигранты станут разносчиками вируса, некоторые власти запирают лагеря, а вокруг выставляют вооруженные кордоны, чтобы люди не могли покидать территорию.

Все силы брошены на спасение собственных граждан, а кто будет спасать «ничьих»?

В России нет лагерей мигрантов. Но даже легальные мигранты часто живут, как крысы, в подвалах, в гаражах, переполненных квартирах, где как в казармах, стоят железные двухъярусные кровати, а многие спят на полу. Немало из них ночует там же, где работает: на складах, в подсобных помещениях, на маленьких полуподпольных фабриках, где днем шьют, а вечером прямо у рабочего места раскладывают матрасы. Призывы соблюдать гигиену, постоянно мыть руки, не приближаться к другим ближе, чем на полтора метра и самоизолироваться здесь бесполезны, потому что просто невыполнимы.

Многие из легальных мигрантов сейчас превратятся в нелегальных, потому что не уедут вовремя на родину из-за отмененных рейсов или не захотят уезжать, иначе не смогут вернуться в Россию — дома-то еще хуже. Большинство останется без работы и будут вышвырнуто из съемного жилья. Это, конечно, грозит и россиянам, переехавшим в Москву, но мигранты — самые бесправные, самые угнетаемые и самые ненавидимые. И возвращаться им особо некуда.

Обеспеченные люди могут позволить себе платные тесты на вирус и даже собственные аппараты ИВЛ. Остальным остается надеяться на то, что система здравоохранения выдержит число заболевших и нуждающихся в реанимации.

Но есть те, кому и надеяться не на что. Достаточно вспомнить, как мигрантов из Средней Азии в обычное время вышвыривают из больниц и сколько им приходится выслушивать от «местных», что они занимают чужие больничные койки и с какой стати вообще лечатся здесь, а не дома. Нелегальные мигранты и вовсе не пойдут к врачам.

Ситуация с коронавирусом – это, в том числе, тест на человечность.

В известной агаде о двоих, заблудившихся в пустыне, ставится вопрос: разделить воду на двоих и погибнуть или выпить самому и спастись. Похоже, сегодня этот вопрос задан всем нам. Спасать ли всех — граждан и неграждан, успешных и опустившихся, москвичей и гостей столицы — распределяя поровну ресурсы, которых, возможно на всех не хватит?

Проблема в том, что люди, оказавшиеся в группе риска и брошенные на произвол судьбы, рискуют пострадать не только от вируса. Бездомные и мигранты, как работающие, так и оставшиеся без работы, могут стать козлами отпущения для властей и объектом для ненависти граждан.

Если в стране начнется эпидемия с действительно высокой смертностью, то всем нужны будут виноватые. Чиновники, понятное дело, на себя вину и ответственность брать не станут. А нашим людям, не отличающимся терпимостью и милостью к падшим, стоит только пальцем показать на бродяг и «чернявых азиатов», как начнется большая травля.

Во времена любых эпидемий всегда и везде бездомных и приезжих обвиняют в первую очередь. Проблема только в том, что теперь их армию может пополнить любой из нас. Я или тот, кто прочитал сейчас эту статью.