Новости

Маска раздора

Безусловный символ этого года — маска. Не коронавирус, не закрытые границы, не карантин. Даже страх смерти или боязнь заразиться не сравнятся с масштабами взаимной агрессии, вызванной самой обычной медицинской маской.

«Покупатели без масок обслуживаться не будут», — написано на объявлении в магазине. В очереди — почти все без масок.

— Где ваша маска? — спрашивает продавец.

Покупательница долго роется в сумке и наконец находит.

— Вот, — протягивает она маску в руке.

Продавец кивает и обслуживает ее.

— А у вас маска есть? — спрашивает она следующего покупателя.

— Есть, — кивает он.

Ему верят на слово и даже не просят показать.

— Забыл, — говорит третий покупатель и просто натягивает свитер на рот.

Четвертый в маске. Правда, она висит на подбородке.

Стоит только сделать замечание, как тут же со всех сторон летит:

— В Конституции ничего про маски нет!

— Я не собираюсь носить намордник! Я не раб и не быдло!

— Власть не может заставить меня делать то, чего я не хочу!

— Это полицейский произвол! Я свободный человек!

И будто не в магазине находишься, а на каком-то митинге свободолюбивых, отчаянных борцов за права человека. А будешь настаивать — еще и по лицу получишь, и маска не спасет.

Может, дело в неуважении законов, которые русскими людьми воспринимаются лишь как неприятные запреты и докучливые ограничения, призванные портить им жизнь. Или в том, что в России не так много возможностей выразить свою позицию?

Ругать власть опасно, зато можно оттянуться на масках.

Или, может, дело в индивидуализме? Во всяком случае, именно так пытаются объяснить это американские социологи, которые несколько обалдели от массовых антимасочных митингов в стране с одним из самых высоких уровней смертности от коронавируса.

Может, и у нас дело в ложном противопоставлении государство-негосударство?

Некоторые вот удивляются: «Как можно мечтать о свободной России и при этом заставлять всех носить маски?» Но если в прекрасной России будущего не собираются соблюдать законы, то чем, собственно, она будет отличаться от России сегодняшней?

Многие еще и заявляют: «Мы не дети, чтобы правительство указывало нам, что делать». Как будто правительство не указывает нам каждую минуту, начиная от правил дорожного движения. Собственно, правительство еще и закрыло страну на выезд, но почему-то нигде не наблюдается массового прорыва границ с криками: «в Конституции этого не написано!»

Часто приводят в пример Швецию, которая не вводила ни карантин, ни «масочный режим». Но чтобы было как в Швеции, наверное, нам самим нужно быть чуть-чуть шведами. Законопослушными и соблюдающими рекомендации без всяких указаний сверху. Если кто-нибудь нарушит правила, его обязательно одернут. Все — друзья, персонал заведения, случайные прохожие.

В Москве я зашла с приятелем в бар. Чтобы посетители находились друг от друга на расстоянии, на некоторых столиках стояли объявления, что занимать их нельзя. Естественно, вечер прошел в пререканиях с теми, кто садился за столик с «коронавирусным» объявлением (хотя мест было полно).

На просьбу пересесть мне крутили пальцем у виска, называли сумасшедшей или просто отказывались пересаживаться. Чудо, что не побили. Далеко нам пока что до Швеции.

Да, кстати о Швеции… Взаимная агрессия, с самого начала сопровождающая пандемию, не связана исключительно с масочным режимом. Иногда — с его отсутствием. В Скандинавии, где маски не обязательны, те, кто все же решил их носить, пожаловались на настоящую травлю. В основном, это были иностранцы, соблюдающие рекомендации родных стран. В Швеции и Дании за спиной у них смеялись, отпускали оскорбления и кашляли в лицо.

Немало и тех, кто воспринял масочный режим как конкурс на лучший креатив. Одни надевали маскарадную маску на глаза, другие — детские маски с мишками, зайчиками или поросятами (с дырками для рта и носа), третьи делали в маске большую прорезь, освобождая нос и рот, четвертые шли в магазин в маске для ныряния: кто во что горазд.

В Техасе мужчина отправился за покупками в колпаке ку-клукс-клана. Ну просто «алло, мы ищем таланты».

Правда, случаются и менее смешные истории. Во Франции 59-летнего водителя автобуса забили насмерть пассажиры, которых он попросил надеть маски. В Москве мужчина избил сотрудницу «Макдональдса». Главный американский инфекционист Энтони Фаучи попросил государственную охрану после того, как он и члены его семьи начали получать серьезные угрозы от противников карантинных мер.

В новостях мелькала новость о том, что канадские полицейские застрелили 70-летнего мужчину после его отказа надеть маску. На самом деле старик был в камуфляже, серьезно вооружен и после скандала в магазине заманил полицейских к себе домой и открыл по ним стрельбу. Скоро при слове «маска» люди начнут падать на пол, закрывая голову руками.

Антимасочников не пугает ни количество заболевших, ни количество умерших, ни возможность пополнить их ряды? Может, дело в информационной неразберихе, в том, что у всех СМИ своя версия событий?

Да, наличие единого информационного источника приводит к узурпации общественного мнения. Зато существование тысяч противоречивых и бесконтрольных грозит массовой шизофренией. Попробуйте найти ответ на вопрос «спасают ли маски от коронавируса» — и найдете тысячи статей, что спасают. Попробуйте найти ответ на вопрос «бесполезны ли маски при коронавирусе» — и будет тысяча статей, утверждающих, что бесполезны абсолютно.

Немалый вклад в этот информационный бардак внесли так называемый «альтернативные медиа», этот неисчерпаемый источник непроверенной информации, конспирологических теорий и сфальсифицированных документов по самым разным темам. Эти медиа так устроены, что если традиционные СМИ (от респектабельных изданий до бульварных таблоидов) пишут, что пандемия есть, то они будут писать, что нет. Если в традиционных СМИ рекомендуют маски, социальную дистанцию и самоизоляцию, то они будут пропагандировать все с точностью до наоборот. Их «альтернативная» позиция — это их хлеб, в прямом смысле этого слова. Если они начнут вторить официальным источникам, их просто перестанут читать.

Недавно Госдеп США выпустил отчет о дезинформации и пропаганде, в котором рассказал, как пророссийские и российские онлайн-издания запускали в западный интернет новости о коронавирусе: «коронавирус создан американцами», «коронавирус — этническое биологическое оружие», «вакцины не действуют на вирус», «маски вредны для здоровья и не спасают от вируса». Маски пошли в ход даже в информационной войне.

Но и собственные американские консервативные издания пишут все то же самое. И активно призывают бойкотировать дистанцирование, изоляцию и маски. Так что тому не нужно далеко ходить, у кого черт за плечами. На антимасочных митингах американцы кричат: «Я не могу дышать», издеваясь над движением Black lives matter.

Сам президент США появляется без маски, продвигает непроверенное, опасное лекарство и публикует в соцсетях фейковые сведения о коронавирусе.

А один из республиканских сенаторов вообще заявил, что ношение маски противоречит его религиозным убеждениям. Ведь бог создал его по образу и подобию своему и без маски (но при этом в костюме и дорогих ботинках).

В Штатах борьбу с масками активнее всех ведет условный электорат Трампа, так что по маске теперь даже можно определить, кто стоит с тобой в очереди в магазине — республиканец или демократ.

Маска стала мерилом всего. Для кого-то она — символ гражданского неповиновения, для кого-то — символ гражданской позиции. Кто-то готов убить человека, который ее не надел, кто-то — того, кто требует ее надеть. Кто-то называет убийцами тех, кто игнорирует масочный режим, а кто-то тех, кто строго его соблюдает и засоряет планету использованными масками.

В общем, каждый может выбрать себе тему по вкусу — и забить оппонента ногами. Такое чувство, что в мире накопилось много агрессии, которую в «цивилизованном обществе» прежде некуда было деть. И вот наконец-то у всех появился пристойный повод оскорблять друг друга, драться в очереди и кашлять незнакомым людям в лицо.