Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Ну, ты же девочка!»

Елизавета Александрова-Зорина о том, как в женщинах с детства воспитывают комплекс жертвы

Прослушать новость
Остановить прослушивание

«Не груби! Не дерись! Не шуми! Что ты ведешь себя, как мальчишка? Будь послушной, ты же де-е-е-евочка!» Громкие, крикливые, вымазанные в грязи мальчишки вызывают всеобщее умиление. Они же такие трогательные сорванцы. Громких, крикливых, вымазанных в грязи девчонок назовут дурно воспитанными и неряшливыми и разведут по разным углам, чтобы не шумели.

У слова «сорванец» нет даже феминитива, а приторно-кокетливые «озорница» и «проказница» означают вовсе не то, что «озорник» и «проказник».

В моем дворе жила девочка, моя ровесница, которой родители запрещали со мной дружить. Потому что я вела себя «как мальчик»: забиралась на крыши, стреляла из рогатки, платьям предпочитала штаны — в них же удобнее. И не то чтобы родители оберегали ее от дурного примера — ведь с мальчиками, которые вели себя так же, общаться было можно. Главное не забывать разницу между правильными мальчиками и неправильной девочкой. «Ты же девочка!» — повторяли ей родители.

Я встретила ее через много лет. У нее все хорошо: работа, муж, дети. Только глаза потухшие и синяки. Она терпит и не уходит, она же девочка.

У мамы на работе была женщина, тихая, интеллигентная, приятная. Все подозревали, что ее бьет муж, и все молчали. Муж работал там же, на соседнем этаже. И ему тоже ничего не говорили. Потом женщина умерла. Как-то тихо угасла, в сорок с небольшим. По «естественным причинам». Ведь если не умерла от одного удара кулаком, то вроде как муж и ни при чем.

Он быстро женился на другой, работавшей тут же на складе, простой, грубоватой женщине. Все удивлялись выбору, но он объяснял, что одному тоскливо, и его жалели. Как-то, перебрав, он сильно избил новую жену. Она простила, но предупредила, что лучше бы ему так больше не делать. Он извинялся, ругал себя, на чем свет стоит, и уверял, что иначе не может. «Так уж устроен, ничего не могу с собой поделать». И через некоторое время снова напился и избил ее.

Очнулся в больнице, с черепно-мозговой травмой и переломами. Кладовщица сидела рядом, держала за руку. Больше новую жену он никогда не бил. Куда-то делись и «так уж устроен», и «ничего не могу с собой поделать».

На работе об этом все, конечно, узнали — город маленький, новости разлетались быстро, да и на больничном он был долго. И все, конечно же, осудили новую жену. «Так нельзя, — шептались на работе. — Некрасиво как-то, дико. Взять и избить до полусмерти. За что?». «А что вы хотите от кладовщицы, — объясняли другие. — Баба простая, грубая».

Возможно, им даже хотелось сказать ей: «ну ты же де-е-е-евочка», но страшно было получить в глаз.

Кстати, я пишу этот текст, сидя в кофейне на Невском проспекте. За окном — раздатчик рекламы, молодой парень, который торопится избавиться от листовок и буквально силой впихивает их прохожим. Мужчины злятся, отталкивают его. Но он и не настаивает. А вот женщины и молодые девчонки, все до единой, берут листовки.

Если какая-нибудь пытается увернуться, он хватает за руку, преграждает дорогу. Так что проще взять и пойти дальше. Их ведь приучили быть послушными и не демонстрировать характер.

Нельзя оттолкнуть или послать куда подальше. А если разозлиться на то, что какой-то незнакомец хватает тебя за руки, покрутят у виска и запишут в истерички. «Ты же девочка! Вот и веди себя соответственно».

Даже если повезло с родителями и они не дрессируют «быть де-е-е-евочкой», то эту обязанность с радостью возьмут на себя окружающие. Шаг влево, шаг вправо от образа правильной девочки — расстрел.

Мамы часто делятся в соцсетях историями о том, что приходится сносить их дочерям, решившим кататься на скейт-площадке, играть в футбол или заниматься еще чем-нибудь, что считается «не женским делом». Им свистят из проезжающих машин и кричат прохожие, а ребята, которые занимаются здесь же и тем же, мешают, ставят подножки и высмеивают, всячески выдавливая девочек.

Через это же проходят и взрослые женщины, которые оказываются в спортзале, когда там одни мужчины. Сами мужчины могут быть неловкими, хилыми, неумелыми — никто и слова не скажет, зато женщина обязательно получит миллион замечаний, поучений, насмешек и оскорблений. Многие после такого перестают ходить в зал, кататься на скейте, «заниматься не своим».

Но такое вытеснение может происходить не только демонстративно-агрессивно. В 7 лет я записалась в шахматный кружок. В те времена каждый приличный школьник должен был играть в шахматы. Но только не девочки, им как раз было не обязательно. Поэтому преподаватель относился ко мне «по-особенному» и постоянно приговаривал: «для девочки сойдет и так» и «ну, тебе больше и не нужно». А вот мальчишек учил, как следует. Так что теперь шахматист я ниже среднего. Чем, конечно же, подтверждаю святую веру многих мужчин в то, что женщины просто от природы хуже соображают.

Ну, не дано им, что поделать. Они же де-е-е-евочки. Пусть лучше варят борщ.

А если женщине все же удается пробить головой все возможные стеклянные потолки и ее, уж не отвертеться, придется похвалить — за ум, смелость или талант, то главным комплиментом, конечно же, будет «умная, как мужчина», «смелая, как мужчина» или «талантливая, как мужчина».

На Северном Кавказе вообще говорят прямолинейно и лаконично: «Ну ты мужчина!» или просто: «Мужик!» Это почетное звание, конечно, прав ни на что не дает. Но получив такой комплимент, нужно сразу умереть от счастья.

Это если тебя девчонкой, женщиной или бабой назвали, тогда да, неприятно. А мужчиной — это высшая похвала из всех возможных. Поэтому обидеться или возмутиться — не вариант. Не поймут, разозлятся, спишут все на гормоны и ПМС.

Комплименты вообще нужно благодарно принимать. Причем от всех, включая неприятных и незнакомых мужчин. Комплименты, заигрывания, домогательства. «Как это ты не любишь? Что с тобой не так?!»

В недавней истории про курьера Delivery Club, который написал понравившейся клиентке в мессенджер и предложил зайти на полчасика, когда мужа не будет дома, поражает не столько его самоуверенность, сколько реакция мужчин на то, что женщина пожаловалась и придала историю огласке. «Видимо, просто не очень красивый парень, иначе бы согласилась», «какой ужас, женщины только сейчас узнали, что нравятся мужчинам», «истеричка, раздула скандал», «наверняка сама кокетничала», «гораздо лучше, если вы как женщина нравитесь мужчинам, чем не нравитесь совсем никому».

Так и проходит жизнь. Не шуми, не прыгай, не шали, будь скромной и милой, ты же девочка. Не дерись, не задирайся, не ругайся, будь нежной и приятной, ты же девушка. Не отказывай, не отталкивай, не уходи, люби, когда за тобой ухаживают, пристают, берут силой, ты же женщина, женщины такое любят. Не жалуйся, не выноси сор из избы, терпи, ты же жена и мать.

Ничего удивительного, что приученные молчать, терпеть и повиноваться «ну-ты-же-девочки» потом молчат, терпят и повинуются — друзьям, ухажерам, бойфрендам, мужьям, начальникам и насильникам.

А потом вдруг град и огонь, смешанные с кровью, затмение солнца, саранча и всадники на конях с львиными головами — #янебоюсьсказать, #metoo и прочие флешмобы. Да, именно так и бывает, когда прорывает плотину. И все те люди, которые жизнь положили на то, чтобы учить женщин быть послушными и покорными, возмущенно кричат: «а почему все так долго молчали? и почему не ушли? почему ничего не сделали? почему терпели?»

Может, потому что их с самого детства этому учили, приговаривая: «ну, вы же девочки»?