За IT-колонизацию

Подробнее рассказать не могу, так как в аккредитации на посвященной событию пресс-конференции отказали и даже пресс-релиз не выслали.

Впрочем, не важно. Важен прецедент:

«Интеллект-Сервис», в свое время один из трех-четырех крупнейших в России производителей софта для автоматизации бизнеса, отказался от собственных разработок и занялся внедрением импортных программных продуктов.

У Microsoft опять все получается: купив датскую Navision, она теснит аборигенов на бурно растущем (25% в год) российском рынке делового софта. Делового – значит, предназначенного для автоматизации бизнеса; от употребления термина «ERP-системы» я, с вашего, уважаемые читатели, разрешения пока что воздержусь.

Мне могут сказать, что эта история с «Интеллект-Сервисом» не единственная и что другой российский разработчик, корпорация «Парус», создала дочернее предприятие, которое ничем, кроме как внедрениями продуктов немецкой SAP AG, не занимается.

На самом деле, отвечу я, с «Парусом» совсем другая история. От внедрения собственных продуктов компания не отказалась. Однако согласен, этот пример тоже показателен. Тенденция к глобализации богатого рынка делового софта (внедрения решений SAP, например, начинаются с пятизначных долларовых сумм) очевидна более чем. Глобализация, ничего не попишешь.

На фоне этой глобализации происходят любопытные вещи. Российские компании абсолютно лояльны отношению к западным конкурентам, вплоть до готовности прекратить собственные разработки. Люди из Microsoft и SAP внедрять «1С: Предприятие» не готовы, однако являют собой образцы деловой корректности. Они «готовы конкурировать с российскими компаниями», «относятся к ним с уважением» и даже признают, что «для успешной конкуренции необходимо создать партнерские сети, как у российских софтверных компаний».

Немыслимо представить, чтобы кто-то из официальных лиц SAP или Microsoft заявил, будто российские конкуренты – лишний элемент здешнего ландшафта.
Но вот российские партнеры Microsoft... Владимир Демин из Columbus IT Partner (в интервью РБК, который эту компанию упорно не обходит вниманием; интересно, почему?):

«А зачем нам вообще создавать свое программное обеспечение? Разве оно будет дешевле, лучше, функциональнее, чем зарубежное? Чтобы создать хорошее программное обеспечение, нужен не только человеческий ресурс (который у нас, безусловно, есть), но и ноу-хау, бизнес-опыт.

Microsoft тратит 200 млн в год на разработку систем ERP-класса. Чтобы создать конкурентоспособный продукт, России надо будет потратить денег чуть больше, и не факт, что созданная система будет намного лучше. Я считаю, что каждая страна должна заниматься тем, что может делать лучше всего. Пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник».

Я удивился и заинтересовался, но получить комментарий господина Демина не мог больше месяца, пресс-служба компании сопротивлялась отчаянно (на момент публикации этого откровения Владимира я работал еще в «Известиях»).

Получил все же. Оказалось, что программировать русским все же можно, если они отлаживают компьютерные игры и «концентрируются на решении узкоспециализированных задач».

Еще один пример. Андрей Зотов (компания Verisell-6, специализация – IT-консалтинг) месяц назад в «Известиях» в качестве эксперта: «Российским производителям электронных систем управления предприятием (ERP) никогда не угнаться за западными конкурентами. В условиях формирующегося государственного капитализма именно западные ERP будут иметь преимущество, так как позволяют быстро адаптировать международно признанные деловые практики».

И далее: «Буйное помешательство на ERP-системах закончилось. И сегодня бизнес выбирает не ERP, а практичный набор программных средств». Я ничего не придумываю, честное слово.

Не в том, впрочем, дело, что различные части текста Андрея плохо согласованы. Дело, скорее, в упомянутых им «деловых практиках», а они таковы. Когда-то Зотов возглавлял компанию Steepler (дистрибуция компьютерной техники и софта). Дело было в 1990-е, в лучшие IT-времена, когда новые модели процессоров стоили более $1 тыс. Дела шли лучше некуда, одних автомобилей в автохозяйстве Steepler было за сотню. А директор «1С» Борис Нуралиев (с которым ныне Стив Балмер дружески встречается всякий раз, как только окажется в Москве) ездил в ту же пору, как лох, на «Волге» и обеспокоен был созданием франчайзинговой сети партнерских компаний.

Андрей Зотов имел неосторожность высказаться по поводу усилий коллеги в том смысле, что дело это, мягко говоря, безнадежное. Возможно, это был первый (и потому неудачный) опыт IT-консалтинга в исполнении Андрея, дошедший до нас благодаря устной традиции. В бизнесе ведь, как и в науке, не обязательно публиковать статью, чтобы войти в анналы. Иной раз достаточно просто выступить, а дальше фольклор сохранит сказанное на долгие годы.

К чему я это все? К тому, что неправильно заявлять вслух: «Хорошо бы всем тутошним конкурентам моего барина построиться и уйти с рынка подальше». Всего лишь об этом.