Софт для пылесоса

Он говорил о наступлении эпохи «неограниченного творчества», имея в виду ту гибкость, с которой IT встраиваются во всякую облегчающую нашу повседневную жизнь технику.

Ничего принципиально нового, в сущности. Тем не менее обратить внимание есть на что.

Конвергенция IT и технологий связи – дело свершившееся. Наша бюрократия относительно недавно заметила наконец нагулявшую немного жира отрасль и даже специальный казенный термин придумала – ИКТ, информационно-коммуникационные технологии. А может, это и не бюрократия придумала, поди теперь разбери.

Рынок услуг связи и рынок IT действительно пересекаются. Куда, например, отнести компании, производящие биллинговые системы, – к разработчикам софта или к поставщикам услуг связи? А чипы и софт, используемые в телефонах, что это – IT или связь? А интернет – это система связи или информационная система?

Теперь IT-индустрия находится в состоянии еще одной конвергенции, проникает на еще один рынок – бытовой техники. Пока непонятно: то ли IT-компании отберут наши деньги у традиционных производителей, то ли, наоборот, богатая IT-промышленность отдаст часть себя тем, кто делает телевизоры и пылесосы.
Второе более вероятно.

Разумеется, о лобовых столкновениях IBM с Matsushita Electric Industrial или Microsoft с Philips речь не идет и идти не может. Вопрос в том, чей софт будет работать в пылесосе. Билл Гейтс считает, что это должен быть софт от Microsoft, а Matsushita и Sony тем временем разрабатывают свой – на платформе Linux, разумеется.

Продвигая на рынок бытовой техники windows-системы, Гейтс сегодня радеет за стабильность IT-индустрии, пытается по мере сил уберечь будущих программистов от эпохи очередных перемен. Вряд ли у него это получится, но попытка заслуживает внимания и уважения.

Вспомним начало века. Миллионы homo user (даже те, кто никогда не покупал на «белом» рынке ни Windows, ни MS Office) радостно наблюдали за тем, как минюст США судится с ненавистной Microsoft: наконец-то монополисту воздастся за все эти «программа выполнила недопустимую операцию и будет закрыта»! Не очень-то умная точка зрения. Происходящее означало (безотносительно к исходу процесса), что софтверная индустрия стала обычной отраслью, скучной, как производство автомобильных покрышек. Судья уверенно оперировал понятиями «браузер» и «операционная система», а Гейтс с его причитаниями об «инновациях» был не слишком убедителен. Через год IT-индустрию разбил кризис, кризис прекратившегося сверхбыстрого роста.

Примерно то же самое мы видим и теперь. Да, Windows XP Media Center (платформа для компьютера, исполняющего роль телевизора, радиоприемника и музыкального центра) продана в минувшем году полтора миллиона раз. Но продана-то она традиционными производителями компьютеров. А на рынке телевизоров, где полтора миллиона продаж в год – объем ничтожный, как правили, так и правят бал традиционные игроки. И они не испытывают никакого желания устанавливать Windows в свой товар.

Вот свежие примеры с Consumer Electronics Show 2005. Часы и одновременно карманный компьютер производства компании Fossil работают под Palm OS. Весы, способные хранить в памяти список из тысячи (и более) продуктов и способные сообщить, сколько калорий, белков и клетчатки содержится во взвешиваемой порции еды, – софт разработан производителем. Беспроводной LCD-монитор Sony – софт разработан производителем.

Вообще, насколько можно из Москвы судить о происходящем в Лас-Вегасе, софт для бытовых устройств в значительном большинстве случаев делается без участия крупных софтверных компаний. Да что там бытовые устройства! Matsushita, например, и для управления производством применяет собственные программы.
Нехороший это симптом.

Промышленное изготовление софта, как в свое время производство процессоров и схем памяти, перемещается все дальше и дальше от Силиконовой долины. Да еще и рассредоточивается по разным отраслям, становится если не кустарным, то вспомогательным производством, индустрией если не вчерашнего, то уж, во всяком случае, и не завтрашнего дня.

Индийские парни со средним специальным образованием по заказу производителя бытовой техники легко и быстро напишут код управления пылесосом или сливным бачком для «умного дома». За счет таких заказов неизбежно будет расти индийская, ирландская, израильская, китайская IT-индустрия. Денег здесь явное не меньше, чем, скажем, на рынке игровых программ.

Примут ли российские софтверные компании участие в этом празднике жизни? Не факт. Избыточные мыслительные способности российских инженеров на рынке пылесосов преимущества могут и не обеспечить. Если только Microsoft, дай ей бог здоровья, не сумеет победить и на этом рынке, предложив ему универсальную программную платформу для автоматизации быта. Что-то вроде ERP для дома, для семьи.