301-е американское постановление

Иной раз, изумившись очередному выкинутому нашей бюрократией номеру, ловлю себя на наивном «сами мы с ними не справимся, надо призывать варягов». Однако попытка развить наивную мечту быстро приводит в тупик. На роль внешнего управляющего лучше всего подходит, ясное дело, Америка, но разве можно призвать янки прийти и владеть? Нельзя.

Между тем кое-что по части управления российским правительством у Штатов получается, например, в процессе борьбы за копирайт. С нашими пиратами американцы хотят разделаться сильнее нас самих. Возможно, потому, что действительно верят в ежегодные $1,7 млрд своих потерь вследствие нарушения авторских прав Голливуда, Microsoft и иже с ними.

Конечно, сумму эту оспорить ничего не стоит на основании не то что несовершенства, а примитивности методики расчета, но что это может изменить в их и нашем отношении к проблеме? Ровным счетом ничего.

До сих пор у нас самым заметным и результативным событием, произошедшем благодаря американцам, остается отправленное летом 2002-го года письмо посла США в России Александра Вершбоу министру печати Михаилу Лесину.

Посол пожаловался на пиратов и перечислил заводы, штампующие пиратские диски. Наш премьер спустя короткое время создал правительственную комиссию на предмет борьбы с производителями контрафакта, и комиссия эта жива до сих пор, несмотря на административную реформу, осмысленную и беспощадную. Не знаю как музыкантов и кинематографистов, но отечественных производителей программного обеспечения тогдашнее вмешательство США во внутренние дела России, мягко говоря, не огорчило. Скорее наоборот. Пиратов стали судить, а бюрократия высокотехнологичный бизнес стала поддерживать хотя бы морально.

Но американцы радоваться этому не спешат, кардинального улучшения дел не наблюдают и, не исключено, теперь, спустя три года после письма Вершбоу, предпримут что-то еще. Лишат Россию преференций во внешней торговле, как вариант.

В феврале о IIPA опубликовала документ, в котором ставит Россию на первое место в мире по степени попустительства дисковому пиратству (видео, музыка, развлекательный и деловой софт). Формулировки IIPA категоричны и недвусмысленны, и они ничем кроме отсутствия ритуальных коммунистических заклинаний в констатирующей части не отличаются от постановлений ЦК КПСС.

Американские правообладатели много чего требуют, почем зря употребляя словосочетание «Россия должна». Верить мне на слово совершенно не обязательно, тексты можно взять на сайте IIPA. Или поискать на русском по ключу «специальный доклад 301» — этот документ у нас из года в год обильно цитируют.

Первое место – это серьезно. В 2002-м дело в отношении России ограничилось лишь письмом Вершбоу Лесину, а вот Украина, которую признали самой плохой в мире страной по части уважения к чужому копирайту, подверглась экономическим санкциям. Потеря $75 млн в год не бог весть что, но все же неприятно, согласитесь. Да и моральные страдания надо взять во внимание. Что хорошего в том, что тебя исключат из системы преференций во внешней торговле? Это унизительно, в конце концов.

Украинские бюрократы тогда, помнится, не снесли позора и взялись за дело с характерным простодушием: заводы стали закрывать. Догадайтесь с трех раз, на территорию какой братской страны эти заводы переехали.

Нам имеет смысл что-то сделать, и немедленно. Пираты, как и хулиганы, наркоторговцы, воры, насильники и убийцы, есть во всех странах. Задача состоит не в том, чтобы искоренить, а в том, чтобы свести к приемлемому уровню. О том, кто контролирует в России пиратский бизнес, если и не все, то очень многое известно даже журналистам. Спецслужбы просто обязаны это знать, и ведь знают. Но чем, интересно, объяснить, что это знание не имеет никаких последствий для преступного бизнеса? Да что там «никаких последствий». По моим данным, на московских рынках, которые и так-то за лицензионную чистоту товара не радели, борьба с пиратами на глазах сворачивается.

Что делать? В 301-м докладе на этот вопрос ответят за нас, определяя из-за океана план наших же действий. Рискну выступить с ответным словом. Американцы могли бы помочь нам куда действеннее, если бы не ограничивались давлением на свое правительство, а предприняли минимальные усилия для защиты своих прав здесь, у нас.

В качестве примера странного отношения к делу привести надо, конечно же, Adobe (по неумному иску которой в 2001-м арестовали «хакера» Дмитрия Склярова). Для этой компании России просто не существует. Наши милиционеры, изъяв партию пиратских дисков с «Фотошопом», вынуждены звонить в Лондон, ближайшее представительство Adobe с просьбой заявить о нарушении авторских прав – без такого заявления судить пирата нельзя. Adobe в заявлении неизменно отказывает.