Велосипед с водяным охлаждением

Телефония – штука по определению очень консервативная. Телефония – это сети передачи голоса в реальном времени, и ничего больше. Чтобы можно было из Москвы говорить с собеседником в Америке или Японии, нужно договориться о технических стандартах и строго их соблюдать. Что и делается. Но когда на телефонную сеть – неважно, мобильную или стационарную – начинают навешивать нечто дополнительное, изыскивая лазейки в протоколах передачи данных для реализации этого, вот этого и еще вот эдакого, хорошего не жди.

Есть лишь три удачных прибамбаса, дополняющих традиционные телефонные технологии: модуляторы-демодуляторы для передачи цифровых данных по аналоговым каналам (модемы), GPRS и SMS.

И не говорите мне, пожалуйста, что полезно что-то еще кроме этого. А если не согласны, прекратите это чтение и подите загрузите пару новых полифонических, не побоюсь этого слова, рингтонов. Или отправьте MMS в лигу защиты сексуальных меньшинств.

Разозлили меня до вот такой вот степени два события. Первое: моя старенькая трубка решила, очень на то похоже, отправиться на покой, вследствие чего я принялся неспешно подыскивать себе новый аппарат. Второе: «Билайн» презентовал новый сервис под названием «Хамелеон». Сейчас расскажу по порядку.

Сначала о телефоне. Оказывается, из продажи исчезли приличные трубки без цветного дисплея, полифонии и фотокамеры. После трех минут поисков на «Яндекс.Маркет», заподозрив неладное, я цинично использовал служебное положение и обратился с вопросом, существуют ли в природе аппараты с Bluetooth, GPRS и инфракрасным портом, но без камеры, полифонии и цветного дисплея, в российское представительство одного из крупнейших в мире производителей телефонов.
Ответ подтвердил худшие опасения: нет, не существуют. Нового Ericsson (без Sony) T39 более не достать. Nokia 6310i, слава богу, кое-где еще встречается, но цена! Почти $500 за трубку – это явный перебор, безусловное следствие искусственного дефицита. И ведь деваться некуда, вот что противно. Придется либо раскошеливаться, либо искать подержанный аппарат. В любом случае покупка радости не доставит.

Теперь о сервисах. Привожу пример. Есть, оказывается, технология LiveScreen, которая позволяет выводить на дисплей бездействующего телефона некую информацию – новости, как вариант. Или анекдоты. Или рекламу. Или что-то еще, что можно пропихнуть (в буквальном смысле – «push», помните, как Microsoft безуспешно встраивал такую же возможность в IE?), подсунуть под глаза пользователю.

«Билайн» такой сервис (упомянутый уже «Хамелеон») наладил не далее как неделю назад.

Если кому-то хочется доверить настройку Windows домработнице, а подбор новостей сотовому оператору, да еще и платить за это – на здоровье, почему нет, наш потребитель и не такое покупает.

Удивительно другое. LiveScreen поддерживает, оказывается, лишь процентов 70 телефонных аппаратов. Следовательно, эта технология возникла отнюдь не вследствие соблюдения стандартов передачи данных. Наоборот. Нормальные герои пошли в обход, предварительно не договорившись, разумеется, с производителями телефонов.

Это пример хотя и безобидной, но очень типичной технологической партизанщины. Мне, абоненту, абсолютно не нужно, чтобы сотовый оператор заботился о моей информированности. Все, что мне от него требуется, это стандартный (подчеркиваю: стандартный) канал передачи данных. GPRS, Bluetooth и карманный компьютер обеспечат меня информацией гораздо быстрее и адекватнее, чем сотня LiveScreen.

Вот и дайте мне, пожалуйста, для этого нормальный телефон по нормальной цене. Ну не может трубка стоить дороже «карманника», как не может модем быть дороже компьютера.

Резюмирую. То, что происходит с телефонами и телефонными сервисами, напоминает попытки программистов прошлого века соорудить над «операционной системой» DOS графический интерфейс и многозадачность. Или трогательное стремление «АвтоВАЗа» сделать «Фиат-124» современным автомобилем. Или построить велосипед с водяным охлаждением. И все это за наш с вами счет.

Скорее бы сети 3G пришли, что ли, и, как лесник из известного анекдота, прогнали этих партизан.