Кавалерия вечна

Закон об особых экономических зонах (ОЭЗ) принят в первом чтении и, несомненно, будет принят во втором, после чего сыграет для самой перспективной отрасли российской экономики роль немногим более существенную, чем правила дорожного движения. Потому что он, как и правила дорожного движения, универсален. Годится в равной степени авиастроителям, биотехнологам, обувщикам, космонавтам etc.

Председатель комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму (при чем тут туризм, абсолютно не понимаю) Валерий Драганов в минувшую пятницу собрал пресс-конференцию по случаю принятия законопроекта об ОЭЗ. Изложил содержание законопроекта, произнес подобающие случаю слова «инвестиции», «точки роста», «адресные меры». Помянул даже «депрессивные районы». Я спросил депутата: «Как же так? Президент распорядился написать закон, от которого IT-индустрии стало бы лучше, вы вместо этого решили с подачи Минэкономразвития осчастливить всю экономику разом, а об айтишниках сейчас вообще ни словом не поминаете».

Прежде чем ретранслировать вам, уважаемые читатели, ответ, должен сказать вот что: Драганов человек серьезный, даром что депутат. Руководил ГТК и, следовательно, знает о национальной экономике больше нашего. Он хочет сделать как лучше для страны — такова моя рабочая гипотеза. Тем сильнее разочаровывает мнение государственного человека.

«Вы говорите, что президент велел Грефу поддержать именно IT-отрасль? Я бы с этим поспорил. Президент был под впечатлением от посещения технопарка в Бангалоре. Что такого особенного в IT-индустрии? С ней все в порядке, она и так хорошо живет. Крупные IT-компании вообще срослись с нефтянкой. Почему министр IT и связи заявил, что ему такой закон об ОЭЗ не нужен, не понимаю».

Таким получился ответ на мой вопрос. Ровно то же самое, разве что в чуть менее откровенной форме, приходилось слышать от высокопоставленных людей из Минэкономразвития, автора законопроекта в том числе.

Получается, что власть, лишь теоретически разделенная на исполнительную и законодательную («Мы можем теперь законы принимать», — сказал министр Сергей Шойгу), видит свою главную задачу в том, чтобы в пределах государственных границ надзирать за соблюдением правил внутреннего экономического распорядка. Чтоб не воровали и налоги платили. А если уж никуда не денешься и надо завести в стране ОЭЗ, ладно, заведем, но только такие, которые не станут «черными дырами». Никаких преференций программистам по отраслевому признаку. Знаем мы, к чему это ведет.

Если бы топ-менеджмент нашего с вами совместного предприятия «Российская Федерация» стремился к экономической победе не над нами, гражданами, а над своими прямыми конкурентами...

Над Китаем, например. Да и США неплохо было бы победить – в исторической перспективе, конечно. При такой постановке задачи становится ясно: надо искать направление главного удара. Победа – что в шахматах, что на войне, что на рынке – не рождается из соблюдения общих принципов, она всегда конкретна. Мало развивать фигуры и захватывать центр доски, это не избавляет от расчета атаки на короля. Нельзя создавать равные условия для развития кавалерии и танковых войск – надо решить, что важнее, иначе Гудериан объяснит, причем доходчиво. Нельзя не анализировать особенности национального экономического потенциала и объемы внешних рынков, чтобы решить, на какой из них напасть в первую очередь. Между тем Минэкономразвития держится принципа «главное – правильное теоретическое построение» (мы это уже проходили в период торжества идей монетаризма).

В итоге получается как у плохих стратегов времен германской войны: танки – мода, а кавалерия вечна.

Иными словами, нефть навсегда. Мировой рынок софта, продукта, на 100% состоящего из дурацких двоичных нулей и единиц, уже превысил по объему нефтяной бизнес, а нам хоть бы хны.

Индусы с китайцами снизили налоги для IT-компаний до 5–10%, а то и вовсе отменили, не от большого, надо полагать, ума. Не учли наш опыт предоставления льгот воинам-интернационалистам.

А индустрия программирования у нас действительно в порядке. Настолько в порядке, что может себе позволить не считаться с государством. Программист вправе экспортировать себя – виртуально или реально, не суть важно – вместо своей продукции. Софт ведь и на Кипре отлаживать можно. Это совершенно законно.