За отделение науки от государства

Вероятность того, что в составе нынешней РАН появятся новые IT-академики стремится к нулю. Пусть способные добиться результата ученые IT-люди лучше делом занимаются, а не в академиях заседают.

Я всегда симпатизировал Грефу. Лично не знаком, но все люди из МЭРТа, кого знаю – это милые, умные люди. Без иронии. Не может быть, рассуждаю я далее, чтобы Греф оказался исключением из общего правила и не был милым, умным человеком.

Несмотря на то, что не орел. Ну не Столыпин. По всему видать: не хочет великой России, а если и хочет, то как-то неубедительно.

Слишком уж либерален, всем сестрам по серьгам, так, чтоб не обидеть ни нефтяников, ни железнодорожников, ни, прошу прощения, автомобилестроителей.

А ведь мог бы сделать что-то значительное. Например, вступить в сговор с Рейманом (а с кем же ему еще в сговор вступать, с Шойгу, что ли?) и дать наконец российским программистам преференции не хуже тех, что дают в далеком Сингапуре – пусть обогащают страну. Или, на худой конец, добиться от Госкомстата хоть каких-то внятных цифр насчет того, сколько из России вывозят софта в твердой валюте. А то у кого ни спроси, у всех по полмиллиарда в год – и у программистов офшорных («РУССОФТ»), и у независимых (ISDEF). А сколько вывозят наши программисты невидимого фронта, те, кто из-под полы государства российского поставляет свой код Hewlett-Packard, Intel, Matsushita Electrics и иже с ними, вообще непонятно. Думаю, это еще полмиллиарда. Впрочем, кому интересно, что я думаю. Лучше перейдем к фактам.

На минувшей неделе, в четверг, Герман Греф сказал (газеты врать не будут) одну замечательную вещь: а на кой нам такая Академия наук? Подтвердив тем самым мою гипотезу о том, что он умный и милый человек. Мало того, еще и смелый. Посягнуть на российскую науку, это, знаете ли... Проще зарезать корову на окраине Нью-Дели.

Немного истории. Поднявший на дыбы нашу после этого все еще твердо не вставшую всеми четырьмя копытами на землю Россию Петр мало того, что построил Санкт-Петербург, он вдобавок учредил Академию наук. Дело было так: царь съездил в Европу и увидел, что ученые – и какие, самые что ни на есть настоящие, сделавшие открытия – объединены в академии. Т. е. есть клубы по интересам. Интерес, правда, специфический: добиться результата.

Определить в данном контексте понятие «результат» я, уважаемые читатели, не в состоянии. Это штука непостижимая.

Взять, к примеру, Ньютона. Все компетентные люди (люди, подчеркиваю, а не органы) знают, что идею закона всемирного тяготения Ньютон беззастенчиво позаимствовал у Гука. Результат (мысль о том, что обладающие массой тела притягиваются друг к другу с силой, обратно пропорциональной квадрату расстояния) принадлежит Гуку, чьи, кстати говоря, портреты Ньютон, приобретя административную власть, уничтожил до единого. Теперь понимаете, что такое «результат»? Это то, что оправдывает твою жизнь в науке и жизнь вообще, если ты ученый. Это – Грааль, за обладание которым не жаль ничего и не жаль никого. Это, грубо говоря, нечто, дающее право на избрание в академики.

Теперь внимание, подмена понятий. Если ты академик, то у тебя по определению за душой есть результат научных изысканий, верно? Вот-вот. Достаточно, следовательно, чтобы тебя избрали в академию, после этого никто не усомнится в тебе как исследователе.

Дадут оклад, машину, дачу, поликлинику, а то и институт в подчинение. Пожизненно, поскольку обратного пути из академиков в простые люди не существует.

Петр в российскую академию наук (РАН) выписывал ученых из-за рубежа, и они ехали, прельщенные условиями трудового соглашения. По Петру, академия есть не клуб добившихся результата ученых, а место, где делаются открытия (где, говоря словами самого царя-реформатора, имеет место «взращение художеств и наук»). Так оно и есть до сих пор, со всеми вытекающими из такого подхода к делу последствиями. Академик у нас – это отнюдь не добившийся личного результата исследователь, но ученый, находящийся на безбедном государственном содержании.

Вы представляете, что бывает, когда результата добиваются вне РАН? Или его добивается кто-то из подчиненных академика, а не сам академик? Вспомните поведение Ньютона, не самого слабого из ученых, по отношению к коллеге Гуку. Да-да, я допускаю теоретическую возможность того, что обюрократившаяся РАН отнюдь не способствует «взращению» результатов, а очень даже наоборот.

Еще не так давно, в 30-е годы прошлого века, наследник Петра I Иосиф Сталин держал процесс функционирования академии под контролем. Академиков были десятки. Не так обременительно для казны, и можно посмотреть на результат работы каждого. Теперь академиков в РАН сотни. Брать в расчет численность прочих «академий», которые у нас вслед за РАН расплодились сверх всякой меры, как самоубийцы после кончины Есенина, совершенно излишне. В РАЕН (Российская академия естественных наук), например, борец с интернетом к. х. н. Ю. Лужков мирно соседствует с одним из первооткрывателей «двойной спирали» ДНК, не то с Криком, не то с Уотсоном, не помню точно. Хотел было уточнить, однако на сайте почтенной организации списка 4000 ее членов более нету, вот ведь! Ну, куда это годится? А ведь РАЕН всего лишь берет пример со своей старшей сестры, РАН.

К чему я, собственно? К любимым информационным технологиям, разумеется. Вероятность того, что в составе нынешней РАН появятся новые IT-академики, которые двинут вперед российские школы имитационного моделирования, проектирования больших систем, математической лингвистики и вообще, не побоюсь этого слова, кибернетики, стремится к нулю.

Даже вне связи с тем фактом, что кибернетический членкор Владимир Арлазаров, позоря академический цех, публично освистал министра Фурсенко. Сегодня просто некому кооптировать IT-ученых в состав РАН. Физики-теоретики, коих большинство, так или иначе за своих проголосуют.

И очень хорошо. Пусть способные добиться результата ученые IT-люди лучше делом занимаются, а не в академиях заседают. Отрасль на таком подъеме, что толковый профессор, работающий на индустрию, сам, без помощи налогоплательщиков, построит дачу, оплатит медицинскую страховку, купит хорошую машину и наймет шофера. Это не умозрительный вывод, уважаемые читатели. Это просто констатация имеющихся в природе фактов. Не универсальное рассуждение, конечно, но все же демонстрирующее худо-бедно необходимость срочного отделения РАН от государства. Пусть академики конкурируют за результат в лабораториях, а не на заседаниях и не в кабинетах власти.