Как выиграть мировую партизанскую войну

Очевидное наблюдение: все современные войны, включая ту, что ведет «Аль-Каида», есть войны межконфессиональные. Католики против протестантов, протестанты против православных, магометане против христиан. Это наблюдение, однако, поверхностно. Все современные войны – войны технологий. Информационных технологий, не в последнюю очередь.

Американцы в Сербии доказали, что можно выиграть кампанию одним только высокоточным оружием, и отправили тем самым на покой важное положение советской военной науки, в соответствии с которым окончательную победу знаменует марш пехотинцев по мостовым вражеской столицы. Позднее в Ираке американцы же продемонстрировали невиданно эффективное управление боем и тыловым обеспечением (для чего использовались, в частности, технологии Novell). Поставки патронов и горячего питания шли just in time, в полном соответствии с заветами старика Жомини, основоположника логистики. Того самого, которого без особого почтения поминал Денис Давыдов («Жомини да Жомини, / А об водке — ни полслова!»).

Гусар прав, в общем-то. Логистика логистикой, но воевать тоже надо уметь. В Ираке выяснилось, например, что и в эпоху постиндустриальных войн личному составу по-прежнему имеет смысл помнить пароль. Помните историю о «потерянном» подразделении, которое чуть ли не неделю пропадало, заблудившись в пустыне? Высокопоставленный человек из Novell в приватной беседе комментировал эту новость так: врут твои коллеги-журналисты, никто бойцов не терял, они сами виноваты – бестолковый сержант забыл пароль для входа в бортовой компьютер, вот и не мог дать знать о себе. Не знаю, верить ли.

Интересно, что стали бы делать Денис Давыдов и Антуан Анри Жомини теперь, когда формула «последний раз сойдемся завтра в рукопашной» неактуальна, а враг ведет партизанскую войну на всей планете сразу? Думаю, точно так же ломали бы голову, как ломаем ее мы. И, не исключено, довольно быстро пришли бы к выводу о необходимости использовать наши, членов цивилизованного (читай — постхристианского) мира, объективные преимущества.

Одно из таковых — технологическое превосходство. Точнее, не превосходство даже, а гораздо более важная вещь: умение создавать технологии. Автомат Калашникова, гексоген, самолеты, PGP, WWW и даже метизы — к созданию чего-либо из перечисленного «Аль-Каида» не имеет никакого отношения. Она вообще неспособна что-либо создать, как неспособна обеспечить развитие организма раковая клетка.

Мне кажется, на этом и надо играть. Почему у нас до сих пор нет нанороботов, способных незаметно, под видом насекомых, проникнуть в спортзал бесланской школы, чтобы передать оттуда хотя бы звук (а лучше и видео тоже)? Почему DARPA аналогичные разработки для Пентагона ведет, а мы для своих любимых ФСБ и МВД — нет? Ну хорошо, скажу корректнее: я не знаю, ведем ли мы для МВД и ФСБ такие разработки, но думаю, что нет, не ведем, а если и ведем, то безрезультатно. А кто, собственно, если не мы, должен это делать? Еще лет 15 назад не было такой, прошу прощения за штампованное выражение, научно-практической задачи, которую кто-то решить мог, а мы не могли. Возможно, впрочем, что эти времена ушли безвозвратно.

Американцы тоже хороши. Зачем они, спрашивается, дискредитировали идею автоматического распознавания человеческих лиц? После 11 сентября, в разгар кризиса IT-индустрии взявшиеся за эту задачу IT-компании США вдруг получили сотни миллионов долларов казенных денег, а через полтора года попыток поймать хотя бы одного распознанного компьютером преступника полиция стала демонтировать системы автоматического слежения. Между тем, проблема-то хотя и сложная, но в принципе разрешимая. Научили же мы компьютер идентифицировать человеческий голос, причем с вполне приемлемой достоверностью (95% и более).

Впрочем, снабдить спецслужбы подходящими инструментами – это полумера. Биометрические паспорта тоже далеко не панацея. Союзникам следовало бы изучить в этой связи опыт московской мэрии. Если цель биометрической идентификации состоит в том, чтобы дать работу контролерам, тогда да, цивилизованный мир на правильном пути.

Благодаря проверке регистрации у граждан других стран и иногородних московская милиция, например, кормится уже который год. Пограничники в JFK взяток брать не станут, но в данном случае это не так важно, поскольку все равно систему проверки оплатит честный труженик. Если же биометрией мы хотим поставить в безвыходное положение бен Ладена с Басаевым, то, боюсь, имеет место принципиальная методологическая ошибка.

В технологическом прогрессе состоит, между прочим, наш шанс вернуть долг фронтовикам. Ведь мы зря делаем вид, будто имеем отношение к разгрому фашистской Германии. Мы — не победители, мы всего лишь их потомки. Нам сейчас надо что-то сделать. «Что-то» — значит такое, что обуздает черно-зеленую чуму. Мы добры и разобщены, мы индивидуалисты, мы знаем цену продуктивному труду и цену чужой жизни.

Наш единственный путь — развить технологическое превосходство над ублюдками из «Аль-Каиды» до такой степени, чтобы у них не хватило ума и трудолюбия противостоять нам. Именно нам, а не просто спецслужбам, которые мы содержим.