Бандиты вместо государства

Причина, по которой на прошлой неделе убили главаря приснопамятного Центра американского английского Вардана Кушнира, не имеет принципиального значения. Если верно предположение, что мотивом убийства стала месть главному спамеру России, часть ответственности за убийство должно нести государство.

Возможно, этой причиной стал рассылаемый Кушниром спам, но только в том маловероятном случае, если он достал какого-нибудь криминального авторитета или группу отмороженных граждан.

Так или иначе, благодаря своей изумительной наглости бедняга Кушнир был обречен рано или поздно столкнуться с серьезными неприятностями. Получилось, что рано. Печально. Насильственная смерть 35-летнего человека, даже если он был человеком нехорошим, прискорбна.

Если верно предположение, что мотивом убийства стала месть главному спамеру России, часть ответственности за убийство Кушнира должно нести государство. Потому что оно ничего не сделало для того, чтобы помочь своим страдающим от спама гражданам. Да и Кушниру своевременный штраф или тюрьма пошли бы на пользу — остался бы в живых.

Государство в лице бывшего (дореформенного) заместителя министра тогда еще связи и информатизации Андрея Короткова два года назад уже сталкивалось с Центром американского английского. Замминистра для начала совершил детскую ошибку – ответил спамеру просьбой перестать безобразничать, чем подтвердил подлинность своего e-mail. Затем, когда к государственному человеку пошел обильный именной спам, был задействован административный ресурс. Компании «Россия онлайн» и Rambler организовали автоматический дозвон на телефоны Центра американского английского. Нанятые Кушниром ни в чем не повинные девочки снимали трубку, а голос г-на Короткова сообщал им, в частности, следующее: «Я хотел бы предупредить, что если вы будете продолжать свою незаконную деятельность, то не только я, но и та ассоциация, которая возникла сейчас для борьбы со спамерами, подобными вам, примет адекватные меры, которые не только лишат вас возможности мешать людям пользоваться электронной почтой, но и значительно усложнят вашу жизнь...»

Я ничего не выдумываю, честное слово. Можете проверить, этот текст легко разыскать в cети.

Да-да, бывший замминистра угрожал Кушниру как лично, так и от имени некой анонимной организации. Толку от этого, разумеется, не было никакого, если не считать дополнительной известности для лавочки г-на Кушнира.

Хорошо еще, что все это было личной инициативой г-на Короткова, к которой Минсвязи отношения не имело.

Второе – символическое – столкновение государства российского со спамерами состоялось год назад не без участия тех же пиар-деятелей, что были причастны к предшествующей акции г-на Короткова. Некий депутат от «Eдиной России» и группа юристов (не вижу смысла упоминать их имена) подготовили антиспамерский законопроект. Проявила инициативу и Мосгордума, которая выдала на-гора свой вариант закона.

Обе акции изначально рассчитывались исключительно на пиар-эффект (читай: шумиху в прессе). Коего, конечно же, достигли. Иначе и быть не могло. В ту пору, год-два назад, спам был настоящим бедствием, поэтому всякая новость, с ним связанная, неизбежно привлекала внимание.

Помню, как знакомый пиарщик на чем свет стоит ругал Юрия Лужкова, призывавшего тогда к цензуре интернета. Однако ругал отнюдь не за глупость, а за неверную тактику: «Что он делает? О спаме, о спаме надо было писать!»

Даже сейчас, когда спам научились сносно фильтровать и он уже не так надоедает, новость об убийстве Кушнира долгое время стояла в «Яндекс.Новостях» на первом месте, опережая в рейтинге популярности заявление вернувшегося в Россию Михаила Касьянова и очередной пожар на украинском складе артиллерийских снарядов.

Повторюсь: едва ли Кушниру проломили голову разгневанные получатели спама, скорее уж это могли сделать коллеги по спамерскому «бизнесу». Но какая, в сущности, разница, кто убил.

В любом случае, поминая известного спамера, мы имеем сомнительное удовольствие наблюдать добровольный отказ государства от работы, исполнение которой укрепило бы позиции власти почище отмены губернаторских выборов.

Вообразите: раннее лето 2004-го. Умный, эффективный российский законодатель, отложив показательные поединки парламентариев до осенней сессии, ставит спам вне закона, быстро приняв его (закон) в положенном количестве чтений и проведя по всем инстанциям. Умный, эффективный российский президент в тот же день утверждает решение законодателя. Умный, эффективный российский милиционер (нет, лучше два российских милиционера) на рассвете следующего дня навещают Кушнира и забирают его в тюрьму, применив силу, но по голове не бьют. Вечером по ТВ сообщают эту новость и добавляют, что прокуратура живо интересуется любым товаром, который рекламируют спамеры. Через неделю Аркадий Волож («Яндекс») не может продать на территории страны ни одного экземпляра «Спамообороны» и отказывается от программного тезиса «C роботами должны бороться роботы», публично признав, что бюрократия оказалась много умнее компьютеров. Летом 2005-го вышедший на свободу Вардан Кушнир дает интервью «Учительской газете» и едет преподавать английский в сельской школе, где еще нет интернета. В результате все довольны и охотно голосуют за такую власть.

Случилось иначе. Бандиты, до смерти избившие спамера, с одной стороны, и интеллигентные технари, научившие компьютер распознавать нежелательную почту — с другой, заменили государство там, где оно в очередной раз оказалось то ли лениво, то ли недееспособно.

У нас ведь, в отличие от Европы и США, закон до сих пор не предусматривает никаких санкций за рассылку спама. И ничего, живем как-то, давая власти еще один маленький повод думать, будто она хороша.