Страна Внедрения

Не исключено и даже вполне вероятно, что мелкосерийное производство и кустарный промысел – завтрашний день российской софтверной индустрии. Если проводить аналогию с кораблестроением, то российская бизнес-модель производства программных продуктов более походит на строительство яхт, а не сухогрузов. И это не самый плохой, надо признать, вариант. Все лучше, чем поставлять пеньковые канаты или, скажем, электромоторы для корабельных лебедок, как это может иметь место в случае торжества идеи исключительно офшорного программирования.

Посмотрите, где на рынке софта лежат главные деньги — в трех местах: софт для автоматизации бизнеса, операционные системы и офисные приложения, киберигры. Если сомневаетесь, вспомните, что бизнес Microsoft – компании, обладающей безошибочным чутьем на деньги, – сосредоточен именно на этих направлениях.

Операционные системы и офисные приложения не про нас. Вовсе не потому, что мы в свое время не могли написать что-то получше MS-DOS или Windows 3.1, а теперь не можем приспособить под свои нужды Linux. Причина в том, что писать операционную систему в России, мягко говоря, глупо. Денег это не принесет никаких и ни при каких обстоятельствах. По причине воровства интеллектуальной собственности, вошедшего наряду с пьянством в число наших национальных привычек.

С офисными приложениями ровно то же самое, что и с операционными системами, – воруют! Разница лишь в том, что Windows – очень хорошая система, и еще далеко не факт, что мы могли бы сделать что-то не хуже. А вот написать что-то хуже повсеместно распространенного пиратами MS Office наши программисты смогли бы едва ли. Excel – да, вполне приличный и даже очень хороший табличный процессор, но что касается Word... Надо же было умудриться породить такого крокодила. Впрочем, я уклонился от темы. Да и что толку злиться на разработчиков Word, если этот крокодил благополучно сожрал всех своих конкурентов, российских в том числе.

Итак, на этом участке цифрового фронта нам не остается ничего другого, кроме как выкладывать за чужой софт полновесные нефтедоллары законному правообладателю или по дешевке за рубли скупать у пиратов краденое. О том, чтобы продать свой продукт в других краях и прислать денег домой, как это делают торгующие на московских рынках умные азербайджанцы, и думать нечего.

А вот на рынке делового софта дело обстоит, кажется, неплохо. Начав с бухгалтерских программ, наши «1С», «Галактика», «Парус» и прочие постепенно усложнили свои продукты до весьма высокого уровня функциональности и приемлемой надежности. «1С», кроме того, соорудила на постсоветском пространстве эффективную систему поддержки своего софта из более чем 3 тыс. компаний-партнеров. Однако производственные успехи имеют место лишь на внутреннем рынке (Украина и в Казахстан не в счет), да и успехи эти весьма относительны: скажем, крупнейшая в истории российского софтверного рынка сделка – оптовая закупка «Связьинвестом» американской Oracle e-Business Suite. А главное, очень уж нехорошая наблюдается тенденция: самые дефицитные IT-кадры, а именно консультанты, специалисты по автоматизации предприятий, уходят на западные продукты, SAP и тот же Oracle прежде всего. Там лучше платят. Многие стремятся освоить майкрософтовские Nivision и Axapta, став внедренцами. Хотя у специалистов по этим продуктам зарплаты не так велики, как в случае со знатоками SAP R/3, все равно в России это много выгоднее, чем разрабатывать софт.

То, что «1С:Предприятие» не хуже американских конкурирующих продуктов, есть медицинский факт. Это признают сами IT-консультанты. «Да все равно, на чем работать, специфика есть, конечно, но не принципиальная» — вот типичное сообщение с грифом «не для печати», которое патриот-внедренец западного продукта N запросто может сделать в неформальной беседе с журналистом.

Дело вообще не в качестве программного продукта. Вспомним тот же Word: дрянной редактор, но именно его закупила редакция, и пишу-то я сейчас в нем, следовательно, Word – победитель. Мне непонятно, как отечественный производитель делового софта сумеет, даже с продуктом сопоставимого, а то и лучшего качества, стать таким вот победителем, отобрать у Microsoft, SAP и Oracle хотя бы малую часть мирового рынка. Как можно это сделать, не привлекая капитал на фондовом рынке, не покупая западных специалистов по мировым ценам, не размещая рекламу в Хитроу и JFK? Ну как? Впрочем, что это я обеспокоился успехом чужого бизнеса. Может, никому и не надо менять софт на доллары прямо в той стране, где их печатают.

Для полноты картины осталось бросить взгляд на рынок игрушек. Я на этом рынке не эксперт и вообще терпеть не могу играть на компьютере (это все равно что за токарным станком отдыхать, по-моему), но точно знаю, что программировать игрушки мы умеем. Опять-таки: вроде бы все хорошо, наш разработчик один из лучших в мире, рынок сопоставим по объему с киноиндустрией, но... не наш этот рынок. Он, во-первых, принадлежит производителям игровых приставок в большей степени, чем производителям софта (на компьютерах в мире играют меньше, чем на Playstation, Xbox и Gamecube). Во-вторых, для западной компании российскую команду разработчиков, если она конкурентоспособна, проще купить, чем превзойти, примеры тому есть. А сколько программистов участвуют в отладке игр для зарубежного правообладателя по офшорной схеме, никто и не знает. Ну и воровство, опять же. «Благодаря» ему создавать компьютерные игры у нас можно только в расчете на западный рынок.

Остается, если не считать офшорного программирования, производство относительно небольших, просто небольших и откровенно маленьких, но самостоятельных программных продуктов вроде систем удаленного администрирования, несложных игр, антивирусов, софта для карманных компьютеров. Это яхты и катера, а не сухогрузы, зато тут у нас все действительно хорошо, без всяких «но». На этом рынке держим второе после США место (я об ISDEF, конечно же).

Еще одна аналогия с кораблестроением, и заканчиваю. Если бы японцы в свое время (веке, скажем, в 13-м) озаботились развитием мореплавания, мир, возможно, говорил бы не на английском. Но они этого не сделали, а в прошлом веке было уже поздновато: Перл-Харбор и Цусима никак не компенсировали Японии то обстоятельство, что эпоха великих открытий прошла без ее участия.

На рынке софта сейчас творится что-то похожее на времена Кука, Дрейка, Колумба и конкистадоров. Хорошо бы все же участвовать. Мы можем, в принципе.