О вреде денег

«Если ты умный, то почему бедный?» - этот неостроумный, хамский и, к счастью, отнюдь не риторический вопрос придумали американцы. Однако американцы оказались, по обыкновению, не оригинальны.

Раньше и тоньше проблему соотношения ума и бедности описал Николай Васильевич Гоголь в первых строках «Ревизора». Позвольте напомнить: «Так как я знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки...». Это цитата из письма, принесшего городничему пренеприятное известие о ревизоре.

Оригинальная отечественная трактовка понятия «умный», как видим, полностью совпадает с американской.

Легенда об одесском нищем, в посмертных записках которого обнаружились основы дифференциального исчисления, также отчетливо обнаруживает разницу между обывательским и научным подходом к вопросу об уме. Сюда же давайте добавим легенду об Архимеде. Надо быть, согласитесь, идиотом, чтобы чертить геометрические фигуры в то время, когда по улицам Сиракуз с мечом в руке бежит римский центурион.

Венчурному капиталисту, который как раз и должен, по идее, помогать умным не быть бедными, не позавидуешь. Купить на пятак рублей, заглянув года этак на три вперед и углядев небезнадежные рыночные перспективы компании имярек... Я бы нипочем не взялся, проще отнести лишние деньги букмекеру. Согласитесь: увидеть какого-то придурка с чертежами и двинуть ему по шее мечом – это одно, а отдать тому же придурку свои деньги – совсем другое. Прапорщик не справится.

Проблема еще и в том, что в России венчурный капиталист по-настоящему крупно выиграть может с вероятностью много меньшей, чем, скажем, в Китае. Венчурный капитал воспроизводит себя, заставляя, как вариант, облагодетельствованную им компанию продаться на фондовом рынке.

Однако в России, где, как принято думать, много-много диких инженеров, этот номер не пройдет. Хотя бы потому, что ни одна российская IT-компания на фондовый рынок до сих пор не вышла. Хотите возразить, напомнив мне о РБК и «Рамблере»? Не стоит. Считать РБК IT-компанией все равно что называть сисадмина программистом. «Рамблер» тоже не Microsoft, но даже не это главное.

Главное то, что по-настоящему успешным российским IT-компаниям вроде «1С» чужие деньги, как они сами заявляют, не нужны, своих хватает (насколько эти заявления правдивы, отдельный вопрос, его мы здесь обсуждать не будем). Не нужен им, следовательно, и фондовый рынок, а уж венчурный капитал и подавно.

А российские инженеры и их маленькие компании, за душой у которых есть действительно стоящие технологии, прекрасно чувствуют себя за пределами родины. Примеров тому столько, что хорошо бы поменьше. Ограничусь двумя. Первый – компания A4Vision, чью технологию Россия сейчас будет использовать при изготовлении биометрических паспортов (и за которую будет платить, естественно), создана выпускниками МГТУ им. Баумана. Ребята подняли в общей сложности 30 миллионов евро-американского капитала, сначала венчурного, а потом от стратегических инвесторов. Теперь эти деньги сторицей вернутся дяде Сэму. С помощью российского налогоплательщика, что существенно. У преферансистов это так и называется – «американская помощь».

Пример второй – команда разработчиков советских суперкомпьютеров «Эльбрус». Intel купила ее на корню вместе с объединявшей эту команду российской компанией. Дело было давно, года два назад, еще до того, как начались разговоры о диверсификации национальной экономики.

Народ, который не хочет воспроизводить свой капитал, будет воспроизводить чужой. В этом, в частности, и состоит вред, наносимый нам чужими деньгами.

Вред от своих денег, впрочем, куда страшнее, и вот почему. Единственно объективный критерий успешной конкуренции государств – уровень производительности труда граждан. Ее рост обеспечивается исключительно новыми технологиями. Но они сейчас нужны нам не больше, чем Митрофанушке география. У недоросля заменой географии были извозчики, а у нас вместо технологий есть цены на нефть.

В этой связи следует сказать вот еще что. По-настоящему решительные успехи в создании технологий всегда обеспечивались отнюдь не деньгами. Не деньги обеспечили южнокорейское экономическое чудо, не деньги «решали все» в сталинских шарашках и нацистских лабораториях. Не спешите усмехаться. Америка – не исключение. Не деньгами же она поманила штурмбанфюрера СС фон Брауна (который не только создал «Фау-2», но и руководил проектом «Аполлон»). Видимо, обещание не отправить бывшего начальника концлагеря и талантливого инженера в Нюрнберг было действеннее долларов, как вы думаете? Умные американцы не пропустили того, что само шло им в руки.

Как сделать так, чтобы и для нас стимулом технологического развития стало что-то более действенное по сравнению с долларами, я не знаю. Но знаю, что без этого говорить о «великой России» по меньшей мере неумно.