За отмену ERP-систем

Давным-давно, еще тогда, когда Новый Арбат был проспектом Калинина, мы с приятелем, тоже пятикурсником, готовились к защите диплома в пивбаре «Жигули». После не помню какой по счету кружки стали беседовать на свои программистские темы громче обычного, чем привлекли внимание человека за соседним столиком.

Человек подошел вместе со своей сотрапезницей и отрекомендовался профессором МВТУ, представив спутницу словами «моя любовница, специалист по структурному программированию».

Подготовка к защите вышла, таким образом, на качественно иной уровень. Профессор оказался не липовым, как это может предположить недоверчивый читатель. Когда спустя пару часов новый знакомый попытался отправить нас в близлежащий гастроном за портвейном, он, чтобы выглядеть убедительнее, предъявил диплом доктора физматнаук и служебное удостоверение.

Идея пить портвейн вслед за пивом, надо отдать нам должное, была решительно отвергнута, но и без портвейна все прошло замечательно. Прощаясь, профессор потребовал отмены дифференциальных уравнений на том основании, что он не умеет их решать (уже тогда всякий уважающий себя человек решал эти самые дифференциальные уравнения не на бумажке, а на компьютере – численно, разумеется). Более мы не виделись, и ничто из разговора, кроме требования отмены дифуров, мне не запомнилось. Зато это запомнилось хорошо.

Так вот, продолжая дело, начатое случайным собутыльником, я требую отмены, вслед за дифурами, ERP-систем. На том основании, что не вижу смысла в этом термине.

Решение добиваться признания ERP-систем мнимой сущностью окрепло после того, как неделю назад я побывал на т.н. индустриальном форуме SAP. Это мероприятие, предназначенное прежде всего для клиентов компании, настоящих и потенциальных. Смысл собирать людей состоит даже не в вербовке новых адептов идеи внедрения софта SAP для управления предприятием. Это – ритуальное общение людей, купивших систему от SAP. Что-то среднее между сессией клуба владельцев Porsche и тусовкой фанатов ЦСКА. Вполне трогательное зрелище. Люди, купившие систему автоматизации предприятия, испытывают искренний энтузиазм в отношении своих проектов, не жалеют денег на внедрение, гордятся результатами. А самое главное, им есть о чем поговорить друг с другом. Они, общаясь с коллегами, не познавшими еще таинств и благодати автоматизации бизнеса, работают, кстати говоря, почище любого рекламного агента.

Но вернемся к вопросу о запрете на термин «ERP», продолжив аналогию с автомобилестроением. Porsche теперь пошел если не в народ, то, во всяком случае, в более широкий слой потребительской пирамиды. Точно так же SAP более не может ориентироваться только на нефтяной бизнес, на авиакомпании, на автоконцерны и, главное, на начальную цену в полмиллиарда долларов для своего софта. Потому что крупных предприятий, на которых не стояли бы работающие (это важно) компьютеры, более не осталось. Да и мелких предприятий без компьютеров тоже явно недостаточно. Это значит, что у потенциального покупателя теперь всегда есть дополнительный источник серьезного сомнения в целесообразности автоматизации бизнеса: зачем затевать проект по новой, да еще и с помощью дорогущей системы, которая потребует минимум 500 евро в день за консультанта? (Не в SAP, которую я постоянно поминаю, дело, разумеется. То же относится и к Oracle, и, в несколько меньшей степени, к Microsoft Business Solution, и к отечественным компаниям, автоматизирующим чужой бизнес).

Нет, правда, объясните мне, с какой целью следует тратить тысячи долларов за рабочее место.

Стандартные заклинания, произносимые в ответ на этот вопрос, мне известны. Комплексно автоматизированный бизнес конкурентоспособнее, а большое предприятие вроде супермаркета без очень качественной компьютерной системы лучше вовсе не открывать. При внедрении комплексной системы автоматизации у предприятия обнаруживаются позабытые на дальнем складе вагоны с товаром. Одно только известие о покупке софта SAP или Oracle поднимает акции компании на бирже. И т.д. и т.п. Это все верно, но при чем тут, скажите на милость, ERP?

Из бесед с сегодняшними покупателями «ERP-систем» моментально выясняется, например, что под этой самой системой на предприятии работает три десятка рабочих станций, в то время как всего их на заводе несколько сотен («точнее сказать нельзя, не знаем, сколько у нас компьютеров»). Что данные в эту самую переносятся вручную с бумаг, распечатанных на другом, не подсоединенном к «системе» компьютере. Что софт для ведения бухгалтерии и расчета зарплаты очень часто покупается отдельно от «ERP- системы». Я, поверьте, ничего не придумываю и даже, наоборот, скрываю. Есть вполне возмутительные примеры «автоматизации», когда выдающаяся стоимость купленных систем просто переносится на себестоимость массового товара (речь опять об автомобилях, на сей раз, правда, отечественных).

Это нормально, вообще-то. Так чаще всего и ведут проекты автоматизации бизнеса. Глупо критиковать такое положение дел. Я и не критикую, а просто констатирую: найти в России пример комплексной компьютеризации в каноническом смысле, такой, чтобы убрать кавычки от термина «ERP-система», намного труднее, чем найти примеры обратного свойства.

Поэтому целесообразно (и честно) будет отправить термин «ERP» на покой. Сдать в музей. Перестать камлать с его помощью. Конкурировать, а не метить рынок, разделяя его на зоны «ERP», «неERP» и «недоERP», как это до сих пор делают обслуживающие IT-индустрию аналитики.