Ассоциативный ряд

Георгий Бовт о том, кого будут ругать москвичи

Предложенная «Единой Россией» четверка кандидатов в московские мэры в полной мере, кажется, соответствует определенному ассоциативному ряду премьер-министра, по совместительству руководителя ЕР. Это, разумеется, не означает, что президенту эти люди неприязненны. Напротив, он дипломатично подчеркнул, что каждый из четверки достоин быть назначенным. И все же…

С Игорем Левитиным премьер-министр тесно общался, когда совершал свой автопробег на желтенькой «Ладе-Калине» по трассе Чита — Хабаровск. Трассу даже вроде бы достроили наконец. Не хайвей, разумеется, но за неимением лучшего… К тому же Левитин происхождением из той породы людей-службистов, которые считаются нынче наиболее подходящими кадрами для самых разных сфер российской жизни. Слово «транспорт» (применительно к Москве в привычном сочетании со словом «коллапс») тут совершенно ни при чем. Если бы кто-нибудь вел хронику транспортных министров России, то «наследие» г-на Левитина оказалось бы одним из самых убогих: при нем вообще-то мало было что построено, зато именно при нем в обиход вошло сравнение — нынешний Китай за пятилетку строит примерно столько же высококачественных дорог, сколько у нас есть во всей России. Это, конечно, не вина Левитина — подобные приоритеты развития у нас определяет отнюдь не министр транспорта. Просто символично.

С Валерием Шанцевым премьер столкнулся не так давно на пожаре. Валерий Павлинович поначалу попал под праведный гнев нижегородской толпы за то, что, по мнению этой толпы, плохо справлялся с разбушевавшейся стихией. Но потом он так споро успевал сопровождать премьера, прибывшего на место пожарищ, давая указания подчиненным и разъяснения высокому гостю, что по праву заслужил в эти дни характеристику тех комментаторов, которые указали на главную черту, объединяющую всех четырех кандидатов, — лояльность. (Помните, как премьер отозвался о главной причине отставки Лужкова? — «Он не договорился с президентом».) К тому же Шанцев отличился по части восстановления деревни Выксы под прицелом веб-камер. Не он лично, конечно, но руководство всегда отмечает начальников процесса. Что Выкса, что Москва — с номенклатурной точки зрения это величины примерно равнозначные.

Людмила Шевцова — воплощение представлений наверху о том, что есть, по большому счету, Москва (впрочем, представления эти о стране в целом в определенной мере схожи). Это есть обширная урбанизированная местность, населенная в значительной мере безынициативными, вечно нуждающимися и пребывающими в постоянном ожидании милости от властей бюджетниками и пенсионерами, о которых надо всячески заботиться путем выделения им всевозможных подачек и льгот, ибо прежде всего от их настроений (лучше, чтобы они всегда находились в состоянии пассивной полусытой полудремы) зависит как стабильность в целом, так и электоральные успехи «Единой России». К тому же именно Шевцова, пока Лужков в дни летнего смога отдыхал в альпийских лугах, чаще других мелькала на телеэкране из московского начальства, выказывая заботу о несчастных пенсионерах и открывая для них так называемые центры реабилитации, сиречь комнаты с кондиционерами. Шевцова московская стала бы «симметричной» Матвиенко питерской — а что, такой тандем, согласно принципам постмодернистской политической инсценировки, гляделся бы прикольно. Остальное, по сути, уже не важно.

Наконец, Сергей Собянин. Человек политическим происхождением из Сибири. На него ставят сейчас большинство комментаторов. Начальник аппарата Белого дома. До этого — глава администрации президента Путина. Нынешний премьер, видимо, любит таких людей — организованных четких аппаратчиков. Негромких, обязательно непубличных, но притом исполнительных. Вот, например, Игорь Иванович Сечин со времен питерской мэрии эвона как продвинулся. К тому же Собянин уже руководил крупным регионом — Тюменским, где без лишнего шума и пыли сумел построить местную номенклатуру, а при руководстве областью вполне подходил под категорию «крепкого хозяйственника». Можно сказать, что он был весьма успешным губернатором, даже прямые выборы выигрывал. Собянина уже сравнительно давно прочили на Москву. Если он ее таки получит, сохранив пост вице-премьера федерального правительства, то его котировки внутри российской политики еще более повысятся. Относительно его более чем вероятного назначения есть всего лишь одна оговорка: неужто будет назначен именно тот, о ком говорит большинство до подписания соответствующего указа? Ведь нынешние наши правители так любят проводить кадровые назначения в условиях полной секретности и как полную неожиданность для всех, предваряя такие назначения даже всевозможными «дымовыми завесами» и отвлекающими маневрами (вроде аудиенции Ресина у премьера с последующим скоропостижным вступлением 74-летнего чиновника в «Единую Россию»), так что даже в более или менее напрашивающееся назначение Собянина будет чуть-чуть не вериться до последнего момента.

Возможно, пост московского мэра в этом случае станет для него даже не последней ступенькой в служебной карьере: важно будет, чем и как он приглянется в новой ипостаси премьеру, да и тандему в целом. Рассуждая чисто теоретически (пока никаких формальных, оговоримся, оснований для подобных рассуждений не наблюдается) и выстраивая некие «изящные» политические комбинации, вброс некоего «третьего кандидата» в интригу 2012 года мог бы стать одним из вариантов развития нынешнего политического режима при определенных условиях. Во всяком случае, опять же чисто теоретически, можно допустить, что логика развития страны объективно потребует некоего такого содержательного, качественного обновления повестки дня, которое не может ассоциироваться ни с кем из ведущих игроков, а, напротив, будет ассоциироваться с относительно свежей фигурой. Стране объективно все более нужен новый мессидж, как сейчас любят выражаться. Если по уму, то в 2012 году негоже приходить к власти под лозунгами продолжения и сохранения — стабильности, вертикали, единства страны, курса в целом и курса реформ, в частности, власти той же принципиально группы соратников ради власти как таковой со всеми отсюда материально вытекающими последствиями и т. д. Стране объективно нужно нечто большее, чем декларативная приверженность принципам стабильности и континуитета.

Исходя из таких — повторим, чисто умозрительных на сегодня — предположений, на месте Медведева, если он таки собирается на второй срок, можно было бы с некоторым повышенным вниманием отнестись к фигуре Сергея Семеновича Собянина…

Впрочем, оставим все эти голые фантазии и пустые рассуждения насчет «красивых» политических рокировочек. В современной российской политике чаще всего все намного проще, чем кажется. Факты на сегодня просты, как дерюга. Ни один из представленных так называемой правящей партией кандидатов не является публичным политиком, узнаваемость каждого из них даже в пределах Москвы (в сочетании с должностью, например), можно быть уверенным, ниже 50%. Мало кто из простых москвичей сможет хоть как-то охарактеризовать каждого из них. Выставь их на выборы в еще недавние времена — у них были бы весьма скромные шансы. О таких вещах, как программа действий у каждого, и вовсе говорить не приходится: ее никто не спрашивает, она никому не нужна, обыватель обойдется дежурным бормотанием про то, что новый руководитель решит транспортные проблемы, сохранит и усилит пресловутую социальную защиту, поддержит несчастный малый бизнес и вообще — «наведет пор-р-рядок». Более подробные программы не востребованы нынче, собственные взгляды на вещи, впрочем, не востребованы тоже.

Все четыре номинанта — олицетворение того политического стиля, который уже сравнительно давно утвердился в стране. Публичная политика мертва. Селекция успешных карьеристов и назначенцев производится не на выборах и даже не в рамках партийных структур (было бы смешно думать, что это именно «Единая Россия» самостоятельно в ходе всяких там партийных обсуждений или, прости, господи, праймериз родила этот вдохновенный «список четырех»). Тихушное, ползучее, но планомерное наступление правящей номенклатуры на уцелевший от времен «разгула демократии» порядок прямых выборов мэров городов идет уже не первый год. И непонятно, с какого перепугу даже якобы «просвещенной» Москве нужно делать исключение: ее население «не достойно», не дозрело даже до того, чтобы префектов выбирать, не то что целого мэра. Москва — единственная столица из стран «большой восьмерки», где мэр, по сути, назначается, а не избирается напрямую населением (даже в федеральном округе Колумбия — Вашингтоне, столице США — с 1975 года прямые выборы мэра). Москве подобрали будущего начальника самым что ни на есть секретнейшим образом, совершенно не заботясь о каком-то там новом мессидже. В этом назначении не будет ровно ничегошеньки «антилужковского», как бы о том ни мечталось критикам засидевшегося в начальниках мужа главы компании «Интеко».

Президент, разумеется, прав: каждый из номинантов способен стать мэром Москвы. И Москва этого «каждого» покорно примет. Номенклатура восторженно скажет «есть!» в ответ на любое, даже самое неожиданное и непонятно чем мотивированное решение начальства. Населению, по большому счету, все равно, кого втихую ругать за неустроенность и неудобства жизни, стояние в пробках, засилье зарвавшейся некомпетентной бюрократии — Лужкова, Собянина или еще кого-нибудь. Только не себя. И только не Его.