Звериная демократия

Георгий Бовт о принципах управления стадом

Много ли вокруг вас альтруистов? А много ли вокруг вас «исконных демократов», которые только и думают о том, как бы чем пожертвовать за то, чтобы существовало мнение, с которым сами они категорически не согласны? И тех и других, наверное, немного, если кому-то вообще повезло с его «ближним кругом». Считается (многими), что человек, в общем-то, недалеко ушел от животных, тем более что многие представители человечества нет-нет да и порываются вернуться к своему первозданному существованию.

А что же среди зверей – как у них там с альтруизмом? Биологи уже сравнительно давно пришли к выводу, что альтруизм в той или иной форме стабильно присутствует среди всех видов животных. Он, конечно, не является доминирующей линией поведения и свойственен не более 10% особей, однако именно благодаря ему удается выживать всему виду. Доказано: без альтруистов любой вид обречен на вымирание. То есть внесистемные в определенном смысле особи нужны и полезны.

Помимо этого доказано, что животным, в частности, млекопитающим, к коим мы тоже имеем честь принадлежать, непременно присуще наличие в каждой популяции так называемых альфа-самцов или альфа-самок, то есть признанных лидеров. Значит ли это, что «монархии» и «деспотии» также биологически более естественны для животного мира, нежели «демократии» — будь то основанные на консенсусе или же эгалитарные?

Любопытно, что до недавнего времени даже биологи не задавались особенно этим вопросом, настолько ответ на него казался всем очевидным: ну, конечно же, в животном мире непременно присутствуют свои «короли» и «королевы» в виде альфа-особей, которым послушно и всегда следуют все прочие.

Так думали до тех пор, пока в журнале Nature в январе 2003 года не появилась статья Тима Ропера и Лариссы Конрадт «Групповое принятие решений среди животных». Суть вот в чем.

Когда человеческие или животные массы (в данном случае все равно) предпринимают какие-то коллективные действия, в биологии это называется «синхронизацией». Это может быть общенациональное решение вступить в войну с каким-то ненавистным народом, общегородское решение сделать город чистым, общепартийное решение идти на выборы или же общее стадное решение прекратить пастись там, где происходит традиционно выпас, и отправиться всем на водопой. В обоих случаях – как всякое решение и всякое действие – имеются как свои плюсы, так и свои минусы, свои издержки и свои выгоды. Или, как нынче выражаются некоторые «альфа-политики», своя «цена вопроса» и своя «маржа».

Так, если ломануться всем стадом на водопой слишком быстро, то возрастает риск, что многие члены стада не успеют выпастись в должной мере, останутся голодными, то есть стадо в целом пострадает, потеряет в силе и здоровье. Если же задержаться на выпасе слишком долго, то подкрадутся, а затем нападут хищники или же начнется обезвоживание организма.

Если исходить из того, что «деспотизм» естественен для животного мира, то, значит, альфа, лидер стада, всегда принимает то или иное решение, а остальные ему следуют. Ибо он (или она, так как это может быть и самка), мол, знает лучше, став результатом генетической селекции, согласно законам дарвинизма.

Ропер и Конрадт создали математические модели поведения для «деспотических» и «демократических» моделей в животном мире и пришли к неожиданным выводам. «Демократия» всегда оказывалась более эффективным способом принятия решений — что в краткосрочном, что в долгосрочном плане. При «единоличной» форме решений резко возрастают риски ошибок и впадания в крайности, что создает в конечном счете угрозу сохранности популяции.

Деспотическая модель в животном мире характеризуется тем, что лидер всегда склонен принимать собственные потребности за коллективные, он всегда склонен игнорировать потребности остального стада в большей мере, нежели когда стадо принимает коллективное решение. Согласно выводам упомянутых ученых, «издержки синхронизации всегда выше в деспотических группах, нежели в демократических». При демократическом решении вступают в роль и учитываются потребности уже всех особей, «экстремумы» сглаживаются в процессе принятия решения, нет риска впасть в крайности и поставить под угрозу всю популяцию. Причем эти закономерности верны даже с учетом того, что среднестатистический уровень опыта и «компетентности» рядовых членов стада, как правило, ниже уровня компетентности и опыта вожака, альфа-самца (или самки).

Более того, ученые выяснили, что не только животные чаще всего предпочитают демократию деспотизму, но и характер голосования («голосование» может происходить в виде движения куда-то в одном направлении, принятия соответствующих поз, вставания, звуковых сигналов и т. д.) зависит от важности того или иного решения. В наиболее важных случаях, заметили они, решение принимается… да, да! – двумя третями голосов.

Любопытно также, что, согласно математическим моделям, «деспоты», «альфа-самцы», лидеры чаще всего оказываются в персональном выигрыше по сравнению с рядовыми членами стада. В деспотических группах «альфа-самец» всегда несет меньше издержек от синхронизации, нежели рядовые члены группы. Чем более гомогенна, то есть однородна группа (стадо), тем более равномерно распределение издержек тех или иных решений и тем больше равномерно распределенной выгоды для всех в случаях, когда решения принимаются «демократически». Но даже и в менее однородных группах распределение издержек и выгод оказывается, что подтверждается математически, более приемлемо для большинства в сравнении с «деспотическим» принятием решений.

Станет ли «деспот» в животном мире отстаивать свое доминирование любой ценой? Нет.

Он, скорее всего, «инвестирует» в сохранение своего доминирования не больше энергии, чем сможет получить в результате его сохранения. Соответственно, рядовые члены стада «инвестируют» в сопротивление «альфа-доминированию» не больше энергии, чем они получат от демократического способа принятия решений. При этом в то время как индивидуальный член стада не будет – и не сможет — тратить больше энергии на сопротивление «деспотизму», чем сам «деспот» потратит на сохранение своего доминирования, вместе члены стада почти всегда имеют возможность потратить больше энергии на «продавливание» того или иного решения, нежели «альфа-лидер». Также выявлены случаи в животном мире, когда не все стадо, а лишь часть схожих по повадкам и силе особей группируются вместе с тем, чтобы продавить то или иное решение в пользу более узкой группы особей, нежели все стадо. Возникает примерно то, что в человеческом мире называется «олигархией».

И лишь в одном случае «деспотический» способ принятия решений оказывается более эффективным с точки зрения распределения издержек и выгод, чем демократический. Когда, скажем, группа или стадо — небольшое по размеру, а «альфа-самец» по своему опыту и силам настолько превосходит средний уровень особей своего маленького стада, что среднестатистическая ошибка вожака будет заведомо менее статистически значима, чем средний уровень ошибки в случае коллективно принимаемых решений.

То есть, проще говоря, деспотический способ правления всяких там «альфа-самцов» в наибольшей степени подходит только небольшим по размеру стадам совсем тупых, ленивых и больных баранов. Это если говорить о животном мире.