Добровольная оккупация

Георгий Бовт о стоимости политической системы для граждан

Насколько была бы наша повседневная жизнь дороже или дешевле при ином режиме? Сколько стоит демократия или авторитаризм? Обыватель ведь не любит абстрактных «разговоров про политику», его от них тошнит, обыватель у нас, считается, давно и сильно политически устал. А старое изречение насчет того, что если ты не интересуешься политикой, то она рано или поздно заинтересуется тобой, — оно не убеждает. Обыватель по большей части исходит из того, что его конкретно «издержки режима» не коснутся, а в случае чего он как-то выкрутится и договорится. Наши люди умеют и то, и другое. Многим и сейчас кажется, что мутная волна запретительного, местами мракобесно-бредового законодательства, накрывшая наш многоуважаемый парламент, до него уж точно не докатится, не коснется. Эти люди ошибаются: дойдет до каждого. И каждый заплатит свою цену. В той или иной сфере, по тому или иному поводу, за себя и своих близких.

Разумеется, проследить прямую связь между установившимися в стране политическими порядками и конкретными ценам на товары и услуги невозможно. Но попытаться просчитать варианты для разных сфер жизни, мне кажется, вполне можно было поставить задачкой для курсовых и дипломных работ студентов-экономистов. Этакий микроэкономический тест-кейс.

Например, такой. Московские власти решили навести порядок с парковками. Подошли к этому основательно, начинают с «эксперимента» в одном из центральных районов. Курирует проект начальник департамента транспорта по имени Максим Ликсутов. Человек образованный, умный, пришедший из бизнеса, притом успешного. Приятный в общении. Сравнить его и лужковскую номенклатуру – это небо и земля, в том числе в попытках подойти к управлению городским хозяйством с технологически грамотной позиции.

В собянинском правительстве вообще таких просвещенных чиновников, отличающихся в общении современным мышлением, довольно много. Все они все про современный мир понимают, и понимание это не ограничивается только айпадами. У них лишь один у всех недостаток: их начальника никто не выбирал.

За их управленческую команду никто не голосовал. Начальник города появился на должности не в результате защиты на выборах своей конкретной городской программы, а в результате иных политических действий. И мне кажется, это не может не сказываться на многих начинаниях мэра, которые, конечно же, свершаются из лучших побуждений.

Та же парковка в современном городе должна быть упорядочена и не может быть бесплатной. Лужковская халява по этой части была безответственной популистской данью его раннему демократическому прошлому (он не раз с успехом избирался главой города), но зато она с лихвой компенсировалась установившимися в городе своеобычными порядками, в том числе по части отношения к «дружественным» застройщикам. То есть издержки Лужкова были для жителей другие. Хотя и их тоже как-то можно, наверное, выразить в денежном эквиваленте.

Теперь арифметика. Согласно утвержденному Собяниным «плану эксперимента», стоимость парковки составит 50 рублей в час. Круглосуточно, включая праздники и выходные. 36 тысяч рублей в месяц.

Чуть не дотягивает до среднегородской месячной зарплаты (по официальным данным). Так называемым резидентам - послабление: бесплатная парковка с 20 до 8 утра. Но при этом «резиденты» - это не те, кто живут, как может подумать наивный обыватель, в данном районе. А лишь те, кто владеет квартирой на правах собственности, а также наниматели социального жилья (ответственные квартиросъемщики). То есть надо, чтобы владение квартирой (или наем) совпадало с владением машиной. Таким счастливчикам удовольствие держать авто у дома обойдется в 18 тысяч рублей в месяц, то есть в размере средней зарплаты по стране. Способы оплаты – самые прогрессивные, в том числе по СМС. Способы преследования штрафников – тоже, вплоть до закрытия для них границы. Надо полагать, что по истечению трех месяцев эксперимент будет объявлен успешным, и новый «орднунг» пойдет шагать по столице вширь, его прелести вкусят миллионы. И если сейчас жители «экспериментальной зоны» могут схитрить и изловчиться, оставив машину за ее пределами в пешей доступности, то потом они этого сделать не смогут. Зоной станет весь город.

В принципе, если бы речь шла об оккупационном режиме, то к таким правилам вообще не было бы никаких вопросов: как иначе приучить чумазых и диких аборигенов, не умеющих ни парковаться культурно, ни ездить трезвыми, к порядку? Только за 36 тысяч в месяц. Примерно столько стоит в ежемесячном исчислении парковка при въезде в стоящую на воде Венецию. Для туристов. Хотя там вообще-то плата что в час, что в сутки – одинакова, чуть больше 20 евро.

Сравним арифметику с другими странами и континентами. И арифметика сразу становится политической. Объездив много всяких городов мира, я в принципе не встречал мест, где плату за парковку, даже там, где она «у бордюра» днем стоит несусветных денег, брали бы не только днем, но и ночью, а также по выходным (суббота в разных местах – с вариантами) и национальным праздникам. Если только речь не идет о, скажем, подземных паркингах. Может, это мне просто так повезло. Но в паркингах, как правило, существуют долгосрочные планы для жителей - можно купить «абонемент» на неделю, месяц, год и т.д. И он будет стоить во много раз меньше среднегородской зарплаты. То есть людям оставляют какие-то варианты действий, дают выбор, не превращая в загнанных в угол бесправных тварей. Но наши чиновники понимают только один стиль – карать, запрещать и штрафовать. Поощрять и стимулировать – в их мозгах отсутствует. Касается ли это интернета, правил регистрации по месту жительства, НКО, митингов и шествий или правил дорожного движения в части парковки.

О резидентах. Пожалуй, постсоветская Россия в лице Собянина решила переплюнуть сразу весь остальной звериный капиталистический мир, установив своеобразную связь между собственностью на недвижимость и размером платы за парковку. Трактовка понятия «резидент» у Сергея Семеновича и в европейских городах с самыми жесткими условиями для стоянки – принципиально разная. Непонятно, зачем у нас тогда вообще существует прописка людей и регистрация автомобиля по конкретному адресу, если «жилец», но не владелец недвижимости и не единственный наниматель соцжилья ни на что прав не имеет. А владельцу надо тащиться в присутственное место, терять там время (значит, и деньги) и терпеливо доказывать свои права на скидку в 18 тысяч рублей. Скажем, в Барселоне (там, разумеется, выборный мэр) всем резидентам по почте (!), по адресу регистрации авто каждый год присылают без лишних напоминаний соответствующее разрешение, которое надо вешать на стекло. С ним житель микрорайона может парковаться за сущие копейки на специально отведенных для резидентов местах. Получится не более сотни в месяц. Но не 1000. Притом что средняя зарплата в Барселоне повыше будет, чем в Москве, даже если учесть всех прописанных в ней олигархов, улучшающих «средний» результат. Также существуют долгосрочные арендные планы для жителей многоквартирных домов, где имеется подземный паркинг. Можно купить место и в собственность. И это тоже будет в разы дешевле, чем 100 тысяч и более долларов, как бывает в Москве (ау, где там хваленые «народные гаражи»?).

Бесплатная парковка для жителей микрорайона есть даже в зверском с этой точки зрения Лондоне. Но в Лондоне, где в людных частях города нельзя запарковаться на улице более чем на два часа, мэр ездит на работу на велосипеде, не гнушается и метро, а тамошней мэрии в голову бы не пришло устроить для собственных машин стояночную халяву, в отличие от других жителей-избирателей. Таким образом, мэр Лондона выполняет свою часть того общественного договора, который он заключил с избирателями. На выборах. Защитив свою городскую программу действий. Перестанет выполнять и станет чваниться – мигом выгонят, переизберут. Хотя, скажем,

шведского короля переизбрать нельзя, но и ему парламент не разрешил бесплатно парковаться возле своего здания, указав, что если негде парковаться – то пусть король изволит ездить на такси. И это – тоже часть общественного договора. Или его соблюдают все, и тогда можно, если требуют обстоятельства, ужесточать правила. Опять же для всех. Или создающие законы и правила сами не утруждаются их соблюдением. И тогда это не общественный договор, а нечто, напоминающее «оккупационный режим».

Кстати, территория, где расположена Мосгордума, как раз попала в зону «эксперимента». Так вот депутаты уже давно предусмотрительно огородили себе участок улицы под стоянку (как, заметим, и их коллеги из Думы – и участок улицы огородили, и целый переулок закрыли для себя, народных избранников) и вовсе не собираются платить по 50 рублей в час. Будут стоять бесплатно. То есть мы за них заплатим еще ко всему 36 тысяч в месяц.

Во всех европейских городах (где и мэры все - избранные) существуют примерно одинаковые порядки. Есть парковочная полиция, которая следит за соблюдением диверсифицированных правил парковки (резиденты /нерезиденты, ограничение по времени и пр.). У нас парковочную полицию властям создать не под силу. Они полагаются на технические средства – автомобили-парконы. Полагаются – в силу политических причин. Справедливо предвидя, что в наших условиях такие парковщики тотчас будут коррумпированы и станут работать себе на карман, они тем самым признаются в беспомощности создать даже такой простой, казалось бы, институт. Это тоже к вопросу о цене демократии для каждого налогоплательщика: автомобили со спецтехникой дороже людей на велосипеде со штрафными бланками. Ровно так же городские власти никак не отважатся разрешать такси ездить по выделенным полосам: мол, тотчас все богатеи скупят себе «шашечки». То есть они не могут, в отличие от властей Рима или Парижа, решить проблему контроля за легальными такси в собственном городе. Это лишь одна из причин того, что такси в Москве не развивается, что помогло бы решить проблему пробок, заставив людей отказаться от личных авто. Наряду с неспособностью мэрии наладить по этой части порядок на вокзалах и аэропортах, чтобы тебя не хватали за рукав какие-то личности. То есть и такси тоже становится отчасти «политикой», и платит за это в том числе обыватель, иногда жизнью и здоровьем, попадая в аварии с «бомбилами» на непонятных тачках.

В той же Европе, где условия парковки бывают похуже московских, не загоняют людей в угол «оккупационными» тарифами. Дают преференции резидентам, тем самым поощряя их не мотаться по городу, а стоять на своем месте (в Москве будет наоборот: зверские правила будут провоцировать дополнительное движение, а также войну во дворах за бесплатное место, на что московской мэрии вообще наплевать), создают альтернативные варианты. Продумывают всякие гибкие планы оплаты, строят паркинги, развивают общественный транспорт там, куда нужно ездить людям, а не там, где удобнее прочертить выделенную полосу, жестче контролируют застройщиков, просчитывая транспортные потоки. У нас ссылаются на то, что Москва и область не могут договориться между собой о координации электричек с метро, вообще транспортных потоков. Опять политика. Притом смешная: вот везде как бы «вертикаль власти», а тут «не могут договориться». У парижских муниципалов куда больше полномочий – а как-то договариваются и о единых билетах, и о единой транспортной сети вообще.

В Америке с парковкой в разы проще: страна большая, просторная. Есть почти бесплатная (кажется, не более пары сотен баксов в год) парковка для резидентов в Вашингтоне, одном из немногих (наряду с Нью-Йорком и некоторыми другими) городов Америки, где вообще есть какая-либо проблема с парковкой – в других местах она в изобилии. Там, где есть какие-то затруднения, непременно висит указатель, что это место выделено для жильцов дома или клиентов заведения. Бесплатно.

А в Москве мэр не ездит на работу на велосипеде, он сидит, словно китайский император в Запретном городе, в закрытом от посторонних квартале, куда въезжает под «кирпич», а

правила выдумывают люди, путешествующие по городу с персональным водителем, ожидающим их во время ланча во втором ряду.

В Москве практически нет общедоступных паркингов: лужковские начальники не обременяли дружественных застройщиков соответствующими обязательствами, а собянинские пока не торопятся восполнить зияющий пробел. Московским начальникам недосуг париться над всякими гибкими планами, думая о том, что людей не нужно загонять в угол законами, которые представляются либо заведомо неисполнимыми, поскольку они видятся несправедливыми, либо «оккупационными» по своей сути – и тоже несправедливыми. Все это – результат сложившейся политической системы. Что в одной отдельной вышеописанной сфере будет стоить обывателю 36 тысяч рублей в месяц.

Аналогичным образом можно подсчитать «обузу авторитаризма», притом коррумпированного, неподконтрольного обывателям-избирателям, во многих других сферах жизни. Насколько обходится дороже счет в кафе или ресторане по причине коррупционной составляющей? Сколько мы переплачиваем в продуктовом магазине или универмаге, потому что в стране именно такие правила бизнеса, такая таможня, такие санитарные и прочие контролеры и такой местный губернатор, который одним разрешает вести дела на его территории за выплату дани, а другим – нет? Сколько именно человек переплачивает, покупая квартиру, по причине только того, что у нас именно такие «правила и нравы» землеотводов, какие они есть? Почему, после того как многие иномарки стали собираться в России, они стали дороже, чем когда их импортировали из Японии? Сколько человеко-часов, а значит и денег тоже, тратит обыватель в очередях в свое рабочее время к безотчетным перед ним и безответным чиновникам, в жилконторы, в ГИБДД, за всякими справками? Сколько стоит час ожидания в пробках, пока проедет кортеж? Сколько именно обыватель переплачивает за газ, электричество, отопление и прочие бытовые радости только потому, что у нас такое правительство и такой парламент? Ведь если тарифы, скажем, на электроэнергию в ряде российских регионов уже не только догнали, но и перегнали европейские страны, где нет и в помине своих энергоносителей, то разве причина тому – не политическая?

Впрочем, хватит риторических вопросов. Наш обыватель по-прежнему надеется, что ему-то уж удастся как-то схитрить, договориться, выторговать для себя особые исключения из общих правил. Что как-то удастся проскочить в закрытую привилегированную касту тех, кому как бы общие правила и не писаны. Он не задумывается подчас, что все эти хитрости тоже чего-то стоят - сил, нервов, конкретных денег, в конце концов. И что платить приходится всю жизнь. Притом договариваться об исключениях, хитрить и изворачиваться становится все труднее, - все же репрессивная жилка у наших правителей развита сильно, а технический прогресс идет на помощь. Камеры слежения, базы данных. Хотя многим уже и надоело вечно «договариваться». Потому что – достало. Вернее – они достали. Осталась лишь самая малость – как-то научиться договариваться между собой, чтобы приучить «их» вести себя прилично. Но малость эта никак не дается. Доказательство тому - катастрофически низкая явка на вчерашние местные выборы там, где они проходили. Может, это и есть оккупация? Притом добровольная для обеих сторон.