Управдомы без границ

Иногда кажется, что властные структуры России попали под власть какой-то сверхъестественной силы, главной задачей которой является испортить настроение патриотам. Сценарий всегда одинаков. Власть — по своей ли воле, по воле ли ее непримиримых врагов, по воле ли случая — включается в некое противостояние. Далее как по нотам: русские долго запрягают, потом быстро едут, и весь мир начинает ежиться — смотрите-ка! Кремль задумал такое, что сейчас… ждите-ждите… вот-вот… вы видите? Вы понимаете, что сейчас будет? И тут кто-то с российской стороны предпринимает некое действие, которое, в принципе, вполне может рассматриваться как разрешение конфликта. Проблема одна: это действие принципиально не то. Драма разваливается на глазах, и сконфуженные московские актеры, ковыряя паркет ботинком, делают вид, что они на сцену попали по чистой случайности — да и вообще, господа, смотрите, какой чудесный день, правда?

В принципе, после новогодней истории с российско-украинским газовым перемирием 4 января более яркую реализацию этого сценария, казалось бы, сложно себе представить. Но схема эта тиражируется десятками разных способов. Вот, например, совершенно очевидная история — энергетическо-дипломатический конфликт России и Грузии. Неизвестные, в которых грузинская сторона подозревает российские спецслужбы, а российская — чеченских террористов, взрывают 22 января одновременно газопровод и ЛЭП, по которым Россия по контракту обеспечивает энергоснабжение Грузии. Холмы Грузии немедленно покрываются совершенно не пушкинской и холодной по зимним временам мглой, а поскольку склонность грузинского президента Михаила Саакашвили к обличениям имперской политики России может быть сравнима только к склонности российского МИДа видеть в любом громком вопле, доносящейся из Грузии, стремление умалить величие России, начинается предсказуемая склока. В принципе, делить сторонам толком нечего: к осени — зиме 2006 года до Грузии дотянется ветка газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум с газового месторождения Шах-Дениз в Азербайджане, и российский газ в Закавказье перестанет быть основой местной энергетики. В определенный момент мэр сидящего без света и тепла Тбилиси заявляет, что отключает от тепла и газа российское посольство в столице страны, штаб российского военного контингента в Грузии и заодно уж представительство газоснабжающего подразделения «Газпрома» ООО «Газэкспорт». До тех пор пока не починят газ. В отместку. МИД России, разумеется, немедля напоминает Грузии, что в дипломатических отношениях действует принцип взаимности. Остается только дождаться, когда в посольстве Грузии в Москве тоже погаснет свет — мрак дерзким грузинам будут освещать лишь софиты присутствующей при событии съемочной группы телекомпании «Россия».

И, кстати, не то чтобы это выглядело несправедливо. Действительно, принцип взаимности. Закон плох, но он закон. И свет действительно гаснет. Но отчего-то не после внятного и торжественно сожалеющего о происходящем комментария российского МИДа. А, согласно заявлению ответственных электриков, в результате аварии на подстанции в Скатертном переулке, где находятся уже приготовившиеся немного померзнуть дипломаты из Грузии. А вместе с ним отключается свет еще в четырех прилегающих домах в переулке — в том числе в российском культурном учреждении и в российском же жилом доме.

Вместо, может быть, неуместного, может, уместного действия (это с какой стороны смотреть) получается хулиганство, которое и неудобно даже приписывать великой державе.

Однако же уже сегодня российский МИД для чего-то выступает с заявлением, опровергающим электриков: свет на территории Грузии в Москве, оказывается, выключили по инициативе внешнеполитического ведомства. Таким образом, там, где можно было бы продемонстрировать несгибаемость российской внешней политики, сначала продемонстрировали боязнь власти идти на открытые конфликтные действия, а затем зачем-то продемонстрировали общественности вралей-электриков. Все это — по своей инициативе и без всякой пользы для Державы.

Вторая история — о «волшебном камне британского шпиона». Допустим, я являюсь советским патриотом, и мне больно и стыдно видеть, как разрушившая Советский Союз своим шипением старая диссидентка Алексеева из Московской Хельсинкской группы творит черные дела на деньги неведомых заокеанских врагов Державы. И вот — волшебные фанфары, специальный корреспондент телекомпании «Россия» Аркадий Мамонтов выясняет от влиятельных телеоператоров в штатском, что враги Державы окопались куда как ближе ожидаемого — не в США, а в Великобритании, и выводит на чистую воду и шпионов, и их приспешников. Алексеева тщетно пытается скрыть свою вредительскую сущность словами о том, что никогда не скрывала, что финансируется в том числе из-за рубежа, и думает, что кого-то убедят ее заявления, что гранты получались ей открыто. Напряжение нарастает: все ждут арестов, показательного процесса, удара и ответа, сигнал которому должна дать нота МИД России, объявляющая секретаря британского посольства Доу персоной нон грата за деятельность, не совместимую с дипломатическим статусом. Мы все это — и ноту, и врагов отечества, и секретный булыжник предыдущей модификации — когда-то видели в телесериале «ТАСС уполномочен заявить» и уже уселись у голубого телеэкрана.

Но на телеэкране появляется вместо строгого диктора отчего-то благодушный Владимир Владимирович Путин и отчего-то начинает говорить, что, дескать, отловленный британский шпион безопасней скрытого, поэтому пусть уж он остается в России под присмотром, а то ведь пришлют какого-нибудь Джеймса Бонда, а нам его лови. Все это становится похоже на цирк, и ожидаешь уже не показательного процесса над сообщниками Доу, а выдачи ФСБ официальной лицензии № 1 посольству Великобритании в России на развертывание агентурной сети в установленной лицензионной зоне — сборы должны быть уплачены в отделении Сбербанка на Якиманке в течение месяца.

И кто теперь поверит, что камень действительно был, а не сделан в ближайшей к Лубянке мастерской ланшафтного дизайна из куска бетона и списанного ноутбука Toshiba?

Наконец, третья история из череды однотипных январских игр в драматические поддавки. Потрясшая даже привыкших к практикующимся в современной призывной Российской армии мерзостям история солдата Сычева становится достоянием гласности. Министр обороны Сергей Иванов, как и положено человеку, причастному к военной службе, сообщает, что все трагедии, о которых не докладывают министру обороны в отпуске, по сути, таковыми не является, а значит, нечего шуметь — разберемся. Весьма обозленная поведением министра, который, даром что штатский, дает миру образцовый пример красноармейского взгляда на жизнь, общественность вслух желает министру как минимум таких же страданий, как Сычеву. Перед Минобороны и в нескольких провинциальных городах проходят несанкционированные митинги. «Дедушки», которых подозревают в издевательствах над Сычевым, то арестовываются, то отпускаются, военные власти Челябинска, где произошла трагедия, с усердием намекают, что солдат срочной службы сам себя спьяну привязал к стулу до гангрены конечностей, что позволяет говорить о нарушении им устава, а может быть, сам себя и изнасиловал. В общем, сценарий понятен. И тут внезапно министр Иванов, словно бы и не было интервью несколько дней назад, увольняет за допущенные нарушения главу челябинского танкового училища Сидорова, чьи воспитанники, по подозрению следствия, приняли участие в издевательствах над Сычевым. А далее структуры Минобороны продолжают делать вид, что ничего ужасного в Челябинске толком не происходило. Логики не ищем. Отставка Сидорова, будь она произведена публично и с соответствующим комментарием Иванова, могла бы многое изменить в происходящем. Но нет. Сидоров, явно выглядящий стрелочником в этой ситуации, не сделан даже им. Он уволен не в назидание, а просто так — кому-то, возможно, даже и Иванову, показалось, что нужно кого-то уволить.

Разумеется, можно списать происходящее на загадочную национальную душу и ехидно цитировать в таких случаях Салтыкова-Щедрина: »…чижика съел». Могу лишь предположить, что дело тут в явлении, вполне сродном стыдливости.

Большую часть этих и других историй можно объяснить простым несоответствием играемой российской властью и ее представителями роли универсальных солдат будущей Единой Сильной России, галактических полководцев и рыцарей без страха и упрека, реальному образу мыслей этих людей.

Да, обстоятельства требуют от управдома политической воли, циничных злодейств и демонического ницшеанского хохота при завинчивании гаек или газового вентиля. До какого-то момента оно, особенно при поддержке Константина Эрнста, как-то получается. Когда же распахивается занавес и софиты освещают сцену, на которой Отелло будет душить Дездемону, в актере просыпается участковый милиционер. И, крадучись на цыпочках с платком в руках, он готовится произнести: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» И в самый ответственный момент из него вырывается банальное: «Гражданка, предъявите документы!»

Он по-своему честен. В кульминационный момент он отказывается обманывать публику и раскрывает свою душу, вероятно, понимая: не удастся сыграть мавра. Лучше быть, чем казаться.

Может быть, это и непатриотично, а мне происходящее в общем нравится. Я, правда, не понимаю, зачем вообще играть в военные игры, будучи мирным чиновником: и у чиновников есть ситуации, когда они величественны. Но, по мне, лучше уж в эти игры играют управдомы, нежели профессиональные душители: если уж совсем нельзя без игр, то так спокойнее.