Чубайс в поход собрался

Вечно в России все делается в последний момент. Анатолий Чубайс пришел в РАО «ЕЭС России» на должность члена совета директоров в апреле 1998 года - девять лет назад. И лишь сейчас, в феврале 2006 года, становится более или менее понятно, для чего именно. В прошедшую пятницу на закрытом заседании в резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево состоялось что-то вроде расширенного заседания правительства/администрации президента/круга заинтересованных лиц, обсудившего, наконец, необходимость завершения реформы электроэнергетики в России. По итогам заседания, которое Анатолий Чубайс накануне в интервью Financial Times без обиняков назвал встречей себя с президентом Владимиром Путиным, правительству и тем же заинтересованным лицам было дано указание в течение месяца завершить дискуссии о том, как и каким образом лучше всего реформировать российскую энергетику и определиться с тем, что необходимо для того, чтобы электроэнергетика в России наконец открыла себя для инвестиций. Если кому-либо до сих пор ненавистен Чубайс, то кары на его голову имеет смысл призывать именно до конца марта. Есть ощущение, что к весне 2006 года главный российский энергетик, старательно подчеркивающий именно то, что он энергетик, а не политик, начнет грандиозную операцию, от успеха или провала которой зависят две вещи. Первая - станет ли электроэнергетика в России ограничителем экономического роста. Вторая - вернется ли Чубайс в большую политику и с чем он туда вернется.

Иначе как «последним моментом» ситуацию именовать, в общем, почти невозможно. В апреле 1998 года, когда РАО несколько месяцев руководил запомнившийся России лишь женой-американкой Борис Бревнов, энергосистема России была вполне готова к банкротству со всеми сопутствующими радостями жизни - причем наиболее веселой составляющей ее была финансовая система РАО, от которой любой вменяемый финансист пришел бы в ужас. Анатолий Дьяков, предшественник Бревнова и Чубайса, развернул в энергетике столь активное замещение денежных расчетов взаимозачетами и векселями группы ЕЭЭК, что РАО полностью приблизилось к коммунизму с характерным для него отказом от денег. По потребностям в энергосистемах получали практически все желающие, умеющие торговать векселями - проблема была лишь в энергосистеме, в которой не только не слышали ничего о корпоративном управлении, Бог бы с ним, а забыли даже привычные советскому энергетику словосочетания «ЛЭП-500» и «плановый ремонт подстанции». По свидетельству очевидцев, еще пара-тройка лет такой политики вполне бы привела к добротному энергокризису в России на несколько месяцев минимум. Что такое «энергокризис», в России, в отличие, например, от Армении или Китая, практически не знают - это когда в квартиры по часам подают не горячую воду, а электроэнергию. Девять лет подряд команде Анатолия Чубайса удавалось делать так, чтобы следы их деятельности не были заметны рядовым гражданам - и проводить внутриотраслевые реформы. Крупнейшую компанию России пришлось перестраивать изнутри, при том, что экономика РАО оставалась насквозь социалистической. К 2006 году после нескольких лет изнурительных позиционных боев с правительством и лоббистами РАО пришло к новому кризису.

В течение последних девяти лет РАО было практически лишено возможности привлекать адекватные инвестиции как в развитие энергогенерирующих мощностей, так и в собственное сетевое хозяйство.

Не будем спрашивать, как команде Анатолию Чубайсу удалось выкручиваться из этой ситуации. Важно то, что дальше это физически невозможно. Единая энергосистема России в 2006-2008 гг. полностью исчерпает ресурсы мощности. Даже при средних по меркам развивающихся экономик темпах роста ВВП в 6% уже сейчас дефицит электроэнергии в крупных российских городах может рассматриваться как один из основных ограничителей экономического роста. В ряде регионов новые инвестиционные проекты не могут быть реализованы, поскольку энергетика не может гарантировать им ни надежного энергообеспечения, ни сколь-нибудь приемлемых тарифов. Последнее, что успели в России сделать на остатках ресурсов РАО - в ходе мирового роста цен на черные металлы начать модернизацию металлургических комбинатов. На новые крупные алюминиевые производства, например, энергии уже нет. В городах-миллионниках ситуация еще критичнее. Вместе с экономическим ростом в российской столице, измеряемым двузначными цифрами (и без учета роста теневой экономики, которая совершенно не намерена сокращаться) растет и дефицит мощности. Январско-февральские, в понимании жителя России - вовсе не фантастические морозы поставили московскую энергосистему на грань исчерпания резервов мощности. Если РАО не преувеличивает масштабы проблемы (а факты позволяют говорить, что преувеличивает не слишком), то зимой 2006-2007 годов холода на уровне минус 25 градусов неизбежно приведут к необходимости масштабных ограничений уже существующих в столице потребителей света.

Фактически, свет уже закончился - и дефицит будет явлен миру в течение ближайших трех лет.

Экономический рост в России слишком велик, чтобы электроэнергетика могла оставаться в социалистических рамках и ситуации жесткого ограничения инвестиционной составляющей в тарифах на свет. Все, что смогло сделать в этой ситуации РАО - «подогнать» собственную структуру к тому, чтобы приватизация российской энергетики могла быть начата в любую минуту, а затем - отправить Анатолия Чубайса к президенту России для констатации фактов.

Или сейчас же мы начинаем приватизацию генерирующих активов, или в 2008 году к президентским выборам мы подходим с экономикой, которая более не может расти вообще, что бы с ней не делай.

Вообще, исходя из того, что происходило с реформой электроэнергетики в начале этого века, март для РАО станет едва ли не самым политически тяжелым месяцем. Напомним, еще три-четыре года назад приватизация генерирующих компаний - ОГК и ТГК - рассматривалась российскими «олигархами» как нечто, что естественным образом должно идти по тому же сценарию, что и приватизация начала 90-х. Неофициальные списки того, что должно по сходной цене достаться Олегу Дерипаске, Виктору Вексельбергу или Владимиру Потанину, едва ли не официально публиковались в газетах. Чубайсу вроде бы удалось отыскать во временных рамках российского «равноудаления олигархов» такое окно, при котором возможно размещать акции генерирующих компаний на Западе, не вызывая при этом правительственных кризисов. Кампания по приватизации электрогенерации должна быть запущена весной-летом 2006 года - а к концу 2007 года электроэнергию в России должны производить компании в основном уже частные. Это один из важнейших моментов в истории российской экономики.

После такой приватизации, за которой неизбежно должна последовать быстрая либерализация рынка электроэнергии, обратный перевод экономики на плановые рельсы становится невозможным.

Впрочем, исходя из того, что в Ново-Огарево Анатолий Чубайс пришел не один, а с Сергеем Кириенко, нынче возглавляющим Росатом, можно говорить о том, что планы Чубайса в энергетике не исчерпываются приватизацией. Новый глава Росатома (не секрет, что приход его в атомную отрасль лоббировал глава РАО) выступает с не менее масштабной программой модернизации российской атомной отрасли. Сейчас российские АЭС производят не более пятой части электроэнергии. Кириенко уже объявил, что эта ситуация должна меняться. Вся российская атомная отрасль, сейчас пребывающая в более или менее советском состоянии - от добычи урана, которого нам уже в ближайшее время будет не хватать, до обеспечения безопасности АЭС - по его планам должна быть объединена в единый концерн по образцу «Газпрома» - «Атомпром». Концерн должен объединить в себе полный производственный цикл и обеспечить масштабное строительство в России в течение ближайших 20 лет по одному-три новых энергоблока АЭС в год, обеспечивая себя топливом собственного производства и попутно участвуя в строительстве АЭС за пределами России. В орбиту «Атомпрома» Кириенко планирует включить украинские предприятия, и сейчас работающие в одной производственной цепочке с Россией, и концерн «ТВЭЛ», производящий тепловыделяющие сборки, и, видимо, значительную часть профильных энергомашиностроительных компаний.

Вряд ли создание государственного атомного мегаконцерна по образцу «Газпрома» является голубой мечтой Анатолия Чубайса.

Судя по всему, он просто не видит иного способа внедрения рыночных принципов работы в атомную отрасль, которая рассматривается им, очевидно, как единственный перспективный участок развития энергетики в долгосрочной перспективе. Россия - одна из немногих стран мира, которая по политическим соображениям может позволить себе строительство большого количества АЭС: с «зеленым» движением в России пока все не слишком хорошо. Наконец, «Атомпром» пока выглядит единственным возможным политически путем к предстоящей и России, и всему миру масштабной приватизации и серьезному, а не экспериментальному развитию частной атомной энергетики - этот процесс можно прогнозировать уже на 2015-2020 годы.

Однако, большие масштабы - большие проблемы. Очевидно, что на энергетическом фронте Анатолия Чубайса ждет очень тяжелая весна. Вряд ли российская промышленная элита, еще не оправившаяся от сравнительно вегетарианских ограничений со стороны «Газпрома» на фактически бесплатный газ, так легко отдаст иностранным инвесторам такую прекрасную вещь, как субсидирование их со стороны анонимных энергетиков. Думается, что уже сейчас значительная часть лоббистских усилий всех крупных промышленных игроков, претендовавших на генерацию, будет брошено на то, чтобы еще немного поторговаться с Чубайсом и, возможно, что-то выторговать: в ход пойдет все - дорога ложка к обеду. Атомный фронт тоже не вызывает оптимизма: не говоря уже о том, что российская атомная отрасль имеет давние и надежные коррупционные традиции, создание «Атомпрома» Сергеем Кириенко наверняка вызовет аппаратную войну в большей части отрасли. В ней, помимо прочего, имеют планы и «друзья Владимира Путина» из «Техснабэкспорта», ТВЭЛа, менеджмента «Атомстройэкпорта», «Газпрома», наконец, не имеющих привычек оставлять без боя финансовые потоки.

Наконец, невозможны реформы энергетики в России без активизации политических битв вокруг РАО «ЕЭС России» - на столь масштабной реформе просто грех не заработать.

Если Анатолию Чубайсу не удастся задуманное - огосударствление российской экономики через решение проблем энергодефицита масштабными вливаниями государственных средств в энергетику будет неизбежным. Если же все получится - перед Чубайсом, на посту главного энергетика страны пережившего 50-летие, открываются самые серьезные политические перспективы.

Для российского избирателя, среди которых все больше и больше молодежи 80-х и 90-х, «Чубайс» - это все в меньшей и меньшей степени политическое ругательство и все в большей степени - синоним праволиберального ответственного политика.

Говорить о том, как велик спрос на такую фигуру в России, не стоит - тем более на фигуру, которая более или менее умеет сохранять собственные принципы на длинных политических дистанциях.