Федерализм с кадыровским лицом

Вероятно, даже постановка вопроса может показаться нелепой - работают ли в Чеченской республике в настоящий момент демократические механизмы? Ответ «нет» выглядит естественным для сторонников чеченской свободы. Пока ни одни выборы в Грозном и окрестностях за последние пять лет не проводились иначе в присутствии на избирательных участках достаточного количества российских солдат - вряд ли можно назвать такие выборы свободными, равно как и власть, избранную таким способом. С другой стороны, тезис об эффективности демократии в Чечне вряд ли поддерживают и горячие сторонники вечной оккупации Чечни - Народное собрание Чечни те с удовлетворением называют имитацией демократии, полагая, что «замиренному» населению республики не полагается ничего, кроме этой имитации. Между тем, события прошлой недели, происходившие в Народном собрании Чеченской республики, заставляют задуматься - а точно ли мы представляем себе, что там происходит?

Внешне повод задуматься не слишком ярок. Народное собрание Чечни на прошлой неделе отклонило проект бюджета республики на 2006 год, разработанный правительством республики под руководством Минфина Чечни. Причина для отклонения бюджета - недостаточность доходной части бюджета для решения хотя бы первоочередных задач по восстановлению и экономики, и социальной сферы республики. Чеченские депутаты вполне открыто заявили, что 19 млрд. руб., из которых состоит доходная часть бюджета (и которыми ограничивается расходная часть) - слишком мало похоже на «бюджет восстановления». Запросы республики составляют 100-120 млрд. руб. - в этом случае можно будет говорить о «бюджете восстановления». При этом новый премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров, было фактическим дебютом, достаточно внятно поддержал Народное собрание, заявив, что полностью с ним согласен. Учитывая, что степень подконтрольности Кадырову парламента Чечни, по оценкам, куда как выше, чем степень подконтрольности Госдумы кремлевской администрации, можно предположить, что решение об отклонении чеченского бюджета принималось при его личном участии. Только ситуация от этого не слишком сильно меняется - бюджет Чечни писал вовсе не он и даже, в основном, не Минфин Чечни. Основные параметры бюджета республики в конце 2005 года утверждались на встречах полпреда президента России в ЮФО Дмитрия Козака с Владимиром Путиным.

Как ни крути, а происходящее - фактически полемика чеченских властей с федеральными властями.

В ситуации, когда в остальной России любая идея Владимира Путина, будь то увеличение пенсий или сокращение числа подводных лодок практически немедленно объявляется истиной в высшей инстанции, когда словосочетание «президент был неправ» выглядит отморожено оппозиционной точкой зрения, несовместимой с высоким званием госслужащего, демарш чеченских властей - что-то из ряда вон выходящее.

Между тем, даже не испытывая никаких положительных эмоций по отношению к чеченскому премьеру Рамзану Кадырову, невозможно отрицать правоту Народного собрания ( если мы говорим о том, что чеченцы - не исчадия ада, а граждане России). Уровень т.н. бюджетной обеспеченности жителей Чечни в настоящий момент в два с половиной раза ниже, чем у ближайшей прилегающей к ней территории - Ингушетии. Сравнения с другими регионами Южного федерального округа можно даже не приводить - жители Чечни, республики, в которой, по сообщениям федерального центра, производится восстановление народного хозяйства, обеспечены государственными расходами хуже всего в России. Можно бесконечно говорить о том, что в Чечню вбухиваются колоссальные средства - на практике это не так. Если даже взять на веру, что правительство России не доверяет правительству Чечни распределение финансов и предпочитает тратить деньги не через ее бюджет, а через федеральные целевые программы, то и тогда «бюджета восстановления» не получается. Точной информации о расходах центра в рамках ФЦП по восстановлению Чечни нет, но даже с плановыми цифрами расходов Чечня остается беднейшим по уровню госрасходов регионом России.

Поймите меня правильно. Разумеется, я не ратую за то, чтобы в Чечне немедленно был устроен социалистический рай на земле, а каждому чеченцу немедля выдали по грузовику «КАМАЗ» и по телевизору «Рубин». Давайте просто будем руководствоваться официальной логикой российских властей. Ок, в Чечне в течение 15 лет незаконные бандформирования сопротивлялись установлению законной власти. Сейчас контртеррористическая операция закончена, идет мирное восстановление народного хозяйства и строительство новой жизни. Так отчего же по итогам наводнения в Якутии смытые паводком поселки восстанавливаются за одну сумму, а разгромленные - хорошо, пусть боевиками, федеральные вооруженные силы у нас сплошь миротворцы и гуманисты - чеченские аулы - за сумму в десять раз меньше? Если в Чечне есть демократически избранные президент и парламент, если там идет восстановление - отчего же расходы на восстановление страны от тяжкого наследия борьбы за законность и порядок более похожи на расходы оккупационной администрации, совершенно не заинтересованной в том, чтобы в чеченских школах, наконец, появились учебники и печное отопление сменилось котельным? Практически во всех чеченских школах топят дровами. Позиция «ну и что, в отдаленных школах России тоже, случается, топят дровами, и ничего» - в общем, отдает расизмом: давайте решать проблемы в первую очередь там, где они ближе к термину «катастрофа».

А именно в Чечне ситуация ближе всего к катастрофической - в реальности, это уровень жизни беднейших стран мира. Наш рукотворный Бангладеш.

Ссылки на то, что деньги из бюджета Чечни разворовываются в масштабах, не имеющих мировых аналогов, также не принимаются. Именно в Грозном правительство России имеет максимум возможность с использованием какого угодно уровня силового вмешательства контролировать коррупцию. Да и, положа руку на сердце - конечно, украдут. Но большая часть украденных из бюджета Чечни денег пойдет в то же самое мирное восстановление республики. На месте федеральной власти я бы заботился прежде всего о том, чтобы дотации центра бюджету республики просто не уходили за ее пределы - а дальнейшие механизмы перераспределения средств можно оставить самим чеченцам, просто вмешиваясь по мере необходимости в наиболее вопиющие коррупционные истории.

Поэтому я бы не говорил о том, что в Чечне нет демократии, а местная власть в Чечне действует исключительно в шкурных интересах. Это как раз тот случай, когда нет нужды разбираться в том, как именно работает механизм местной власти - важно то, что на выходе, в диалоге местной и федеральной власти, есть по крайней мере попытка говорить более или менее на равных. Ситуация уникальна - после многих лет сепаратистской войны власти республики демонстрируют федеральной власти стремление работать в рамках Федерации, когда остальные регионы про это и думать-то забыли.

Было бы очень неприятно, если на эту ситуацию в Москве будут смотреть как на банальный шантаж со стороны чеченских властей.

Возможно, это тоже есть, но претензии чеченских властей на Стабилизационный фонд России, из которых парламент Чечни предлагает увеличить финансирование восстановления республики, выглядят куда как более обоснованными, чем претензии федеральных отраслевых лоббистов. А парламент Чечни даже с учетом всей местной специфики выглядит более парламентом, чем федеральный - по крайней мере, он не опасается высказывать мнение, противоречащее воле Москвы.