Вредные термины

Совпадающее мнение пяти разных групп людей дает больше информации о происходящем, нежели совпадающее мнение одной группы людей, перекрикивающих друг друга

Применение и властью, и общественными организациями, и коммерческими структурами системного подхода (сразу оговоримся, что речь идет о том, что таковым принято считать в разговорах и речах, а не о реальном, настоящем его варианте) уверенно входит в тройку национальных бедствий. По масштабу приносимого экономике ущерба это можно сравнить только с коррупцией и среднесрочным стратегическим планированием.

Нет ни одной великой страны, которая бы не натыкалась на эти грабли в ситуации быстрого богатства. Смешно считать чрезмерное увлечение системным подходом к решению экономических и социальных проблем чисто русским. Можно было бы даже настаивать на введении в соответствующие кодексы статей, наказывающих необоснованное применение системного подхода при принятии решений, затрагивающих интересы более чем десяти человек, повлекших за собой последствия средней и большой тяжести. Впрочем, эту проблему наверняка захотят решать системно, и тогда только держись.

На уровне частных лиц системный подход к решению проблем личного бюджета обычно является достаточно безобидным, хотя и опасным. Памятники ему можно заметить начиная с первого же километра от МКАД любой автотрассы. Архитектурные конструкции с заколоченными окнами и недостроенным забором вокруг сооружения, в конце концов, всего лишь некрасивы — но это дело владельца. Начиная же с уровня простого собрания нескольких людей, решивших вместо трех-четырех ориентиров поставить себе «системные задачи», риски для окружающих возрастают на порядок.

Вот, к примеру, «Другая Россия». Пять менее крупных собраний единомышленников, сгруппированных по интересам, вполне продемонстрировали бы, чего, собственно, и требовалось, «большой восьмерке», что российская оппозиция, как вменяемая, так и невменяемая (а невменяемая оппозиция в России есть в той же мере, что и невменяемые проправительственные структуры), видит в политическом устройстве примерно одни и те же проблемы.

Совпадающее мнение пяти разных групп людей дает больше информации о происходящем, нежели совпадающее мнение одной группы людей, перекрикивающих друг друга.

В итоге с «Другой Россией» вышло примерно то же, что и с «Единой Россией»: использование системного подхода в борьбе с режимом превратило сборище почтенных людей в форменный паноптикум, и удивительно, как Гарри Каспарова в очередной раз не пытались бить по умной голове предметом его любви. Причины, по которой все присутствующие посчитали, что обвинения против Владимира Путина имеет смысл произносить хором, и есть системный подход: выходит слишком неразборчиво. Если уж даже мне, симпатизирующему большей части собравшихся на форуме, неясно, что же в конце концов решила системная оппозиция, вряд ли в этом виноват Кремль. По отдельности слышно всех, вместе — просто какое-то бормотание, шум птичьего базара.

На уровне коммерческих компаний системный подход лучше всего наблюдать на примерах проектов нефтеперерабатывающих заводов, строящихся российскими нефтяными компаниями уже 15 лет. Могу навскидку назвать около 10 проектов, к которым никто так и не приступил, поскольку системный подход к решению проблемы развития бизнеса не дает возможности хоть как-то подступиться к собственно строительству НПЗ. Но гораздо лучшим способом решения всех проблем разом является ребрендинг. Типичный пример системного подхода: проблемы в компании накапливаются до тех пор, пока их размер не становится адекватным масштабному решению — в нашем случае белому яйцу на разном цветовом фоне и увольнению значительного количества менеджмента. Это системнее, чем просто конкурировать. Но непонятно, отчего проблемы нужно решать разом, тогда как значительная их часть гораздо проще решается безо всякого системного подхода; о грядущей смене менеджмента МТС говорилось минимум год до ребрендинга. Впрочем, это проблемы МТС.

%А ведь системный подход иногда применяют и в масштабах всего государства, и тут уж не отвертишься от последствий, даже не будучи абонентом.

Еще в начале 2005 года никому не приходило в голову, что проблемы отечественного здравоохранения следует решать одномоментно. Уже через полгода национальный проект в области здравоохранения стал крупнейшей бюджетной инвестицией в социальную сферу за всю историю страны. Решить предлагалось сразу все — и бедность врачей, и дефицит оборудования, и недостаток лекарств в клиниках, и проблемы крупнейших высокотехнологичных центров: рассчитаем все хорошо, потратимся разом и потом забудем. В итоге имеем следующее: бедность врачей не искоренена (скорее изменилась структура штатного расписания в клиниках), дефицит оборудования пополнен так, что Счетная палата, не имеющая с идеологами нацпроектов серьезных разногласий, констатировала, что практически ни одна закупка не обошлась без серьезных нарушений установленных правил, высокотехнологичные центры вообще выделены из структуры Минздрава в отдельное ведомство, которое пока не создано, но это никого не интересует. Уверен, вне рамок системного подхода государство вполне могло бы на среднесрочную перспективу решить две-три проблемы в области здравоохранения за те же деньги.

А вместе — увы. Причем никаких сомнений в том, что финансирование достаточно для решения гораздо большего числа проблем, нет. Беда лишь в том, что

администрировать столь многозадачный проект в России не умеют.

В этом нет ничего стыдного, все государства мира периодически сталкиваются с этой бедой. Но никто политизирует эту проблему, в России же «системный подход» стал просто заклинанием, произносящий которое маркирует себя как серьезного человека, а не мелкую шпану. Как-то забылось, что системный подход — это неочевидная добродетель: кое-где он просто не нужен.

Самым убедительным примером того, к каким разрушительным последствиям может привести злоупотребление системным подходом, является введение в действие новой электронной системы учета алкогольной продукции ЕГАИС. Пока все говорит о том, что ЕГАИС, на срок как минимум нескольких месяцев парализовавшей весь алкогольный рынок страны, была не продуктом заговора со стороны каких-то темных сил, не тайных борцов с алкоголизмом и не действиями заокеанской закулисы, а именно продуктом системного подхода к решению всех проблем.

Да не достанется никогда ни рюмки хорошего коньяку тому, кто додумался решать одновременно несколько проблем, связанных с оборотом алкоголя, системно.

А ЕГАИС — это именно продукт системного подхода во всех смыслах. Это и учетная система, в рамках которой зачем-то понадобилось объединять учет оборота импортного алкоголя и российского: акцизы со спиртного разного происхождения собирают разные ведомства, ФНС и ФТС. Это и способ борьбы с неуплатой налогов алкогольными производителями. Это и способ убрать с рынка алкогольные суррогаты. Это и возможность эффективного заслона на пути молдавского и грузинского вина, которое, в отличие от винных напитков «Арбатское» и «Топот монаха» мытищинского разлива, является ядом для ума и сердца. Это, наконец, хороший способ подзаработать для ФГУП «НТЦ Атлас», проваливающего уже не первый проект в области тотального электронного контроля рынков. По отдельности все вопросы за деньги, которые потерял и потратил на ЕГАИС бюджет, выглядели решаемыми. В рамках системного подхода — семь бед, один ответ — аббревиатура ЕГАИС включается в список выражений, пишущихся на заборах.

И если вы думаете, что системный подход все же применим в нынешней экономической и социальной реальности, посмотрите на итоги саммита G8 в Санкт-Петербурге. Число задач, стоявших перед руководством России на саммите, было невелико. Сохранение формата встреч G8, то есть отказ от формата G7. Расширение G8 за счет Бразилии, Индии и КНР. Выбор партнера по разработке Штокмановского месторождения газа. Получение гарантий со стороны ЕС о непреследовании крупных партнеров «Газпрома» в Европе, пренебрегающих требованиями Еврокомиссии о либерализации газового рынка. Договоренность с США об одобрении вступления России в ВТО. Наконец, обсуждение проблемы Ирана и возможности российско-иранского сотрудничества в атомной сфере.

В рамках системного подхода все проблемы были смешаны в концепцию энергетической безопасности. Собственно, ее и только ее Россия и получила, обо всем остальном договориться не удалось. Мир, с одной стороны, глупее, с другой стороны — умнее, чем мы думаем: он плохо понимает, почему проблемы надо решать разом, путается в тонкостях увязки локальных проблем друг с другом, но небезосновательно подозревает, что людям, стремящимся решать проблемы таким способом, возможно, просто лень делать все по отдельности, и отвечает недобро. В принципе принципы работы ЕГАИС более или менее здравы. Немалая часть торговцев алкоголем добровольно бы сертифицировала свою продукцию в этой системе в течение года-двух. Закупка медоборудования — тоже доброе, хорошее дело, если его закупать не в течение полугода в объемах пятилетнего накопленного спроса. Вступление России в ВТО тоже имеет много плюсов, если его не увязывать с двадцатью другими вопросами в переговорном процессе. Но не надо системного подхода, пожалуйста. Всякий может ездить на самокате, всякий может чистить картошку.

Попытки же чистить картошку во время езды на самокате опасны и для велосипедиста, и для окружающих.

Если будут нужны трюки, мы пойдем в цирк.