Датный рефлекс

В понедельник, сразу после новогодних каникул, премьер-министр Владимир Путин обсуждал с министром промышленности и торговли Виктором Христенко программу утилизации старых автомобилей (машины, выпущенные в 1999 году и раньше, можно будет сдать на специальный пункт и получить субсидию на приобретение автомобиля, произведенного в России). Премьер и его подчиненный сошлись на том, что дело новое, соответствующего опыта нет, но заниматься им все равно надо. Владимир Путин сам указал на то, что «у нас нет достаточных мощностей для переработки этой техники, не отработаны логистические схемы к местам утилизации, необходимо решить и ряд других вопросов финансового и чисто бюрократического характера».

Тут бы и порадоваться, что важное дело собираются делать подробно и обстоятельно. Однако далее между премьером и министром произошел следующий диалог.

«Мы рассчитываем, что с 15 марта пункты утилизации смогут принимать уже технику», — рапортует Виктор Христенко. И тут же премьер-министр выражает недоумение, отчего же с 15 марта. Был выдвинут встречный план: «Давайте с 8-го». «Давайте с 8-го», — немедленно согласился министр.

С Владимиром Путиным давно не спорят. Раз он говорит, что надо ускориться, значит, так оно и должно быть.

В правительстве спешили и раньше. В начале августа прошлого года директор департамента автомобильной промышленности Минпромторга Алексей Рахманов публично предполагал, что программа начнет работать с 1 января 2010 года. Правда, чуть позднее тот же чиновник оговорился, что формальности займут больше времени и программа будет действовать с середины 2010-го. Третью дату назвал в начале ноября прошлого года уже сам Виктор Христенко – он рассчитывал на то, что программа будет готова к 1 декабря, с тем чтобы «с 1 января у нас было полное понимание, как это все будет функционировать».

Желание, безусловно, похвально, но полного понимания, кажется, пока не наступило. Так же, как нет ясности с тем, кто заставляет ответственных правительственных чиновников называть точные даты, в которых они по объективным причинам совсем не уверены.

Утилизация старых автомобилей не требует немедленных решений и стремительных действий. Это как раз тот случай, когда у правительства есть возможность неспешно и основательно подумать. Автолюбители без особого ущерба для себя и отечественного автопрома подождали бы, пока у ответственных лиц не появилось бы «полное понимание». В данном случае граждан гораздо больше интересует качественное решение «финансовых, бюрократических» и иных вопросов, о которых говорил сам Путин.

Угробить недурную идею скверным исполнением проще всего: достаточно вспомнить историю с игровыми зонами, которые собирались открыть к 1 июля 2009 года. Решения все были приняты, а игровых зон нет. Так же может получиться и сейчас: программа утилизации старых автомобилей принята, ленточки на приемных пунктах перерезаны, телерепортажи показаны по всем каналам, а ничего не работает. Или функционирует так, что лучше бы было и не начинать.

«Датный рефлекс» — взять город к тезоименитству, сдать завод к красному дню календаря и т. д. — не в наши времена был приобретен. Видимо, и не в наши времена отомрет.

Правда, не исключено, что дела обстоят гораздо лучше и многие проблемы, которые обсуждали вчера премьер и министр, на самом деле решены. Распоряжения подготовлены, деньги выделены, люди на работу наняты. Все готово, и поэтому премьер мог продемонстрировать жесткость в обращении с подчиненными. Министр, в свою очередь, с легкостью доказал, что умеет выполнять свою работу в меняющихся условиях и готов брать на себя повышенные обязательства. Все вместе покажут, что нет таких препятствий, которые они не могли бы преодолеть. А тут и дата хорошая под руку подвернулась.

Хотя, возможно, День космонавтики подошел бы куда лучше. Надежнее как-то.