Мракобесная инициатива

С начала года у нас не было и недели без того, чтобы спикер Госдумы Борис Грызлов не выступил с масштабной политической инициативой. По части резонанса раз на раз не приходится. Спикерское осуждение «мракобесной» академии наук наделало больше шума, чем предложение о фактическом завершении федеративного этапа в истории страны. Но это ровно потому, что про федеративные отношения все уже, в общем, понятно, а академию наук старались не трогать.

За нее, конечно, обиделись. Но это зря. Достаточно давно уже известно, что есть обычный взгляд на жизнь, а есть взгляд единороссовский. То, что они не совпадают, это не вина, а беда обычных людей. А вот в том, что единороссовский взгляд почти стал уже главным и скоро будет единственным – вот это вот общая проблема.

И что с этим делать, не совсем понятно.

Допустим, в вашем подъезде живет сосед, который ведет несколько разгульный образ жизни. Он часто и со вкусом выпивает, по ночам своим довольно неприятным, зато громким голосом поет песни популярных исполнителей – в своей авторской обработке. Когда к нему приходят друзья со сходным образом жизни, они поют хором.
Он регулярно роняет в подъезде и на лестнице бутылки и закусь. Когда вы утром идете на работу, тяжкий в обращении сосед встречает у двери и, тяжко дыша прямо в лицо (а это непросто выдержать), просит немного денег. «Ну, на пару дней, подлечиться, а то вчера мы дали». Проще одолжить навсегда, чем сказать, что нету, – слишком тяжело дыханье этанола. Пару раз его накрывало всерьез, и тогда всю ночь он выстукивал ритмы и мелодии гаечным ключом по батарее. Как-то раз он отдохнул с перебором и залил квартиру снизу — по счастливому совпадению там как раз сделали ремонт. Тогда тяжкий в обращении сосед из чувства самосохранения извинился. Новый ремонт, правда, оплачивать не стал. Ну а откуда ему взять?

А еще он слегка пованивает. Не так чтобы криминально – не бомж все-таки. Но и радости от этого запаха никакой.

Что делать с таким соседом?

Можно добиться того, чтобы его куда-нибудь переселили. Хорошим способом является физическое воздействие или хотя бы его зримая угроза. Как правило, такие люди достаточно чутко относятся к перспективе получения тумаков и начинают вести себя более сдержанно.

Если есть возможность, можно и переехать. Однако, во-первых, нет никаких гарантий того, что на новом месте не случится такого же соседа, а во-вторых, ну это просто обидно. Особенно если тебя из этого подъезда в детский сад водили.

Можно и не реагировать. Разгульный сосед ведет себя не совсем корректно, но и ведь и в квартиру не ломится. Бьет бутылки и орет по ночам, но так ведь не всегда. И вообще, не так уж и много от него неудобств. Десятку на опохмел хорошему человеку не жалко, а от тяжелого дыхания увернуться нетрудно.

В целом-то человек хороший. И если бы у него жизнь по-другому сложилась и время бы было поприятней, и окружение поответственней, то, возможно, у него все иначе было. И уж точно он не колотил бы ночью гаечным ключом по батарее.

Ну, что выросло, то выросло. Надо терпеть.

И первая, и вторая модели поведения вполне объяснимы и логичны.

Но есть и третья, промежуточная: терпеть все, что вытворяет склонный к разгулу сосед, но при этом психовать из-за какого-то отдельного последствия. Ну, например, все бы ничего, но этот запах... Или песни, к примеру, очень уж достают, тем более что нота соль совсем не звучит. С остальным стерпеться-то можно.
И вот, встретив разгульного соседа, вы начинаете его убеждать мыться чуть чаще или взять уроки пения. И вообще, вести себя как-то более цивилизованно. А то вы ему зададите.

Так не бывает. И сосед об этом очень хорошо знает. Возможно, не думал специально, но зато чувствует всей душой.

Он понимает, когда к нему принимают меры дисциплинарного характера – это ему страшно.

Он готов принять смирение и капитуляцию, в этом случае возможны и послабления (орать не до трех ночи, а до часу, а то Михалычу завтра работать, будет работать плохо, не выспавшись, негде будет взять червонец).

А вот частичные претензии будут восприняты предельно агрессивно. И разгульный сосед ни в коем случае не пойдет на компромисс. Наоборот, он постарается подавить бунт, чтобы другим неповадно было.

Либо принимайте меня всего таким, какой я есть, либо деньте куда-нибудь. Третьего не дано. Стимулов меняться никаких, а удовольствие от жизни получить хочется.

Так в чем там вопрос с заявлениями спикера Государственной думы Бориса Грызлова насчет академии наук?