Либерализм полпреда

В «теорию заговора» верят наверху, а раз так, то в это же обязаны верить внизу

Полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев на прошлой неделе сделал царский подарок жителям округа, которые по той или иной причине решатся выйти на акции протеста. Выступая перед местными правоохранителями, полпред помянул о том, что «спецслужбы зарубежных государств продолжают рассматривать Дальний Восток в качестве перспективного региона для использования молодежного потенциала в целях формирования оппозиции российской власти». Однако затем Виктор Ишаев предупредил правоохранителей, что экстремизм может быть не только организованным, но и стихийным, а также призвал их уметь отличить от проявлений экстремизма акции протеста населения, вызванные непростой социально-экономической ситуацией.

На большее граждане в нынешних условиях и рассчитывать со стороны власти не могут.

То есть если жители города N, расположенного в Дальневосточном федеральном округе, учинят у себя акцию прямого действия, то у них есть шанс, что власти и правоохранители квалифицируют протестующих как вполне себе добропорядочное население, которое всего-навсего озабочено непростой социально-экономической ситуацией.

Если же жители города N станут упорствовать в своем протесте, то их поведение может быть квалифицировано как «стихийный экстремизм».

И только потом речь уже пойдет о подрывной работе «спецслужб зарубежных государств» и – тут уж никуда не деться – об оргвыводах.

Со стороны Виктора Ишаева это действительно подарок, и в моих словах нет ни тени иронии.

В годы политической стабильности власть и основная масса населения сошлись на том, что на улицах протестуют либо экстремисты, либо ненормальные. Административная машина с очевидной легкостью пресекала любые попытки несанкционированной активности, именно потому, что встречала в этом понимание и даже пассивную поддержку граждан.

Кризис эту модель поведения если не поломал, то, по крайней мере, деформировал. «Несогласных» больше не стало, однако куда многочисленней стали ряды «недовольных». А от недовольства до несогласия дистанция не такого уж и большого размера.

К изменению модели оказались не готовы все, и прежде всего административная машина. За «тучные годы» она напрочь отучилась вовремя реагировать на угрозу массового выхода на улицы. Именно поэтому сравнительно невинные по меркам 90-х годов акции прямого действия вызывали и вызывают у административной машины состояние, близкое к панике.

В простом пикете видится признак «марша несогласных», в рядовом митинге – призрак «майдана». Отсюда и упорство в запрете митингов на Триумфальной площади 31 числа каждого месяца.

И поэтому все чаще массовые протесты населения увязываются с чьим-нибудь заговором. Ведь сами по себе еще недавно всем довольные люди на улицу выйти не могут. Их должен туда «кто-то» вытолкнуть. И очевидно, что «этот кто-то» своей задачей ставит как минимум дестабилизацию ситуации по всей стране, а как максимум смену конституционного строя. Причем говорят об этом весьма ответственные лица и не только на публике (это можно было бы списать на пропагандистские нужды), но и между собой.

Свалить все на радикальную оппозицию трудно – столько лет убеждали себя и окружающих в ничтожности ее влияния на происходящее в стране (сильно грешить против истины, кстати, и не приходилось).

Перевести стрелки на системную оппозицию тоже не выйдет – она не первый год собственной тени боится. Да и не по чину нашей административной машине бояться своих домашних зверушек разной степени прирученности.

Вот и остаются только иностранные спецслужбы, которые при посредстве некоммерческих организаций и, возможно, в сговоре с беглыми или затаившимися олигархами толкают людей на улицы с протестами против законной власти. Этот противник понятен и знаком правоохранительной системе, а бороться с ним – одно удовольствие.

Достаточно обозначить параметры задачи. А дальше машинка включается сама по себе. Организаторам митинга – обвинение в связи известно с кем, всем остальным участникам акций протеста – укор: что ж вы со шпионами связались.

В «теорию заговора» верят наверху, а раз так, то в это же обязаны верить внизу. Или хотя бы словами подтверждать, что с «теорией заговора» согласны.

Тем отраднее слова Виктора Ишаева о том, что бывают и просто акции протеста, на которые выходят люди, недовольные сами по себе, а не по наущению. Во-первых, правоохранители в Дальневосточном округе получили ясное указание разбираться в том, с чего это граждане взялись протестовать.

А во-вторых, у граждан есть шанс на то, что будут разбираться не только с ними, но и с их проблемами.

Это, между прочим, лучший способ утихомирить социальное недовольство, жаль, что о нем так редко вспоминают.