Язык не поворачивается

На отечественных публичных политиков, кажется, наложено какое-то заклятье: когда нужно вслух сказать какие-то очень простые и уместные слова, получается ровно наоборот. Что-то подобное описано в романе Леонида Соловьева «Очарованный принц»: «Бормоча ругательства и проклятия, вельможа приказал одному из доверенных стражников переодеться муллой, то есть в белый халат и белую же чалму, и в таком виде идти к пешаверцам. Новоявленный мулла, подойдя к ним с притворным благочестием на лице, хотел возгласить подобающее молитвенное обращение, но уста его, по многолетней привычке, для самого стражника неожиданно, вдруг изрыгнули сквернословие, что имело своим следствием его опознание пешаверцами».

Много раз журналисты, занимающиеся самой разной проблематикой, сталкивались с тем, как после публичного выступления известного человека его помощники по связям с общественностью коршунами кружились вокруг, причитая: «А вы правильно все поняли? Да вы что! Он не совсем так хотел сказать». Вопрос о том, почему публичный человек не в состоянии ясно сформулировать свою мысль, как правило, ответа не имел. По должности, видать, положено.

Привычка говорить не так и не про то и в обычной жизни не слишком хороша, однако в любой кризисной ситуации она подобна курению в пороховом погребе. Самый последний пример – пресс-служба компании «ЛУКойл» со своим неуместным комментарием после трагедии на Ленинском проспекте. Возможно, после всего произошедшего нефтяники и пожалели о том, что у них нет людей, которые могли бы говорить человеческим языком.

Хотя не ломать же традицию по каждому случаю. Есть шаблон, есть канон, есть технический регламент. Система важней всего. А птичий язык – важнейший элемент ее сохранности.

Возможно, именно поэтому привычка говорить не так и не про то не знает политических различий.

Вот выступает на митинге в честь региональных выборов депутат Мосгордумы от «Единой России» Евгений Герасимов: «Россияне знают, что партия власти сделает все, чтобы вывести страну из экономического коллапса, как это уже было сделано в начале 2000-х годов, когда страна возродилась из экономических руин». Что имел в виду депутат Герасимов, примерно ясно, но простые слова типа «тогда справились и сейчас справимся» ему на язык не пришли.

Оппоненты «Единой России» от нее далеко не ушли. Вот один из лидеров КПРФ Иван Мельников анализирует итоги единого дня голосования: «Выборы 14 марта показали, что мы имеем дело с падающей «Единой Россией». В доверии общества они прошли точку «невозврата», когда можно было снова получить положительную динамику. Теперь быстрее или медленнее, но их удел — только вниз». В целом понять, что имеется в виду, наверное, можно — тут уж от желания зависит.

Пристрастие к птичьему языку проявляется во всем.

В последнее время ведение персональных блогов стало для федеральных и региональных начальников такой же насущной потребностью, как 8 лет назад увлечение горными лыжами, а 17 лет назад – теннисом. Соответствовать новой административной моде совсем не просто. Это на горных лыжах можно кататься вдали от любопытных глаз: и кто там считает, сколько было спусков по трассе, а сколько глинтвейна. Правда, и схалявить тут, в отличие от горных лыж или тенниса, гораздо проще: можно нанять специально обученного человека, который и будет вести этот блог.

Это, в общем, подмена. Однако есть прекрасный способ отличить фальшивку от подлинника. Если в блоге можно найти фразу: «Политическая жизнь на нашей территории есть жизнь активная, полноценная и, самое главное, протекает она в рамках закона», — значит, все по-настоящему — начальник имеет самое непосредственное отношение к интернет-ресурсу. Если не пишет, то хотя бы диктует.

Обычный человек так не может.

Есть разные версии, откуда среди политических и прочих селебрити возникло твердое убеждение в том, что раз они такие есть, то и говорить человеческим языком не надо. Может быть, это делается для того, чтобы в любой момент можно было отказаться от своих слов («нас не так поняли»), а может, из-за не сильно скрываемого неуважения к аудитории. Собственно говоря, людей у нас выбирают и выдвигают не потому, что они хорошо выступают перед массовой аудиторией и говорят на понятном ей языке. Как раз напротив, чем туманней, тем больше это свидетельствует о принадлежности говорящего к высшим сферам.

В общем, получается, перефразируя пословицу времен «старого застоя»: «Вы делаете вид, что разговариваете с нами, а мы — что слушаем и понимаем вас».