Торжество победителей

Глеб Черкасов не видит способов изменить существующую систему власти

После отставки Юрия Лужкова среди глав регионов практически не останется тех, кто начинал руководить ими в 90-е годы. Смена поколений будет завершена и оформлена к ближайшим президентским выборам.

К этому же сроку в целом завершится процесс по отмене выборов мэров в столицах субъектов федерации. Тут, возможно, и не получится добиться стопроцентного результата. Однако «столичных» городов, в которых мэра выбирают сами граждане, останется очень немного.

Почти не останется региональных законодательных собраний, в которых будет всерьез представлен кто-то кроме «Единой России», КПРФ и, может быть, «Справедливой России» с ЛДПР. Скорее всего, в большинстве регионов будут фактически двухпартийные парламенты. Соотношение сил в них предсказать нетрудно: одна партия по мере сил руководит, второй разрешено обозначать присутствие.

Чуть больше вопросов с тем, каким окажется партийный состав в Государственной думе следующего созыва. Однако поверить в то, что у «Единой России» не будет там конституционного большинства, трудно. Руководство страны привыкло к тому, что любое решение через Думу можно провести в максимально короткие сроки. Отказываться от этой приятной привычки у Кремля и Белого дома нет никаких оснований.

О том, что в следующей Думе вдруг окажутся те, кто сегодня составляет хоть левую, хоть правую несистемную оппозицию, и говорить не приходится. Министерство юстиции крепко стоит на страже современной семипартийщины. Скорее какая-нибудь зарегистрированная организация будет разжалована из партий.

Совет федерации будет переживать очередную реформу, которая вполне предсказуемо никоим образом не скажется ни на его функционале, ни на его политическом влиянии. Возможно, в верхнюю палату парламента переберется группа ветеранов из Госдумы: здание на Большой Дмитровке не худшее место для того, чтобы встретить политическую старость.

Сравнительно открытый вопрос — состав правительства. Кто-то из нынешних министров, например глава Минфина Алексей Кудрин, уверен в том, что доработает до президентских выборов. Кому-то придется очень постараться, чтобы усидеть. Однако революционных преобразований в Белом доме и прилегающих ведомствах ждать не стоит. Замы министров и начальники департаментов не в счет.

В целом, если судить по внешним признакам, к следующим президентским выборам нас ожидает торжество политической стабильности и кадровой предсказуемости. Все это полностью опровергает часто повторяющееся предположение о том, что современная власть не умеет заниматься структурными реформами. Еще как умеет. Современное состояние политической системы тому яркое доказательство. С самого начала нулевых не было сделано ни одного отступления от намеченной стратегии.

Должны были институты власти исполнять исключительно технические функции — так оно и вышло. Самой идеальной организацией в этом смысле оказался Совет федерации — идеал технического органа власти. Впрочем, Госдума изо всех сил старается не отстать от старших коллег.

Предполагалось выдавить из реальной политики несистемные элементы — все получилось как по писаному. При этом требования к участникам политического процесса неуклонно повышались: то, что было приемлемо в 2003 году, уже не годилось в 2007-м; то, что могло сойти в 2008-м, в 2011-м будет совершенно недостаточно.

Надо было убрать из политики тех, кто работал на ответственных должностях в 90-е годы, — опять же дело практически сделано.

Теперь самый интересный вопрос — что станет с выстроенной системой после 2012 года. Либо, достигнув совершенства, она законсервируется, и сложившийся политический уклад без особых перемен будет существовать достаточно долгое время. В этом случае граждане, далекие от политики, смогут спокойно жить частной жизнью, сталкиваясь с жестким прессингом в случае возникновения каких-либо общественных интересов.

Либо система будет развиваться в заданном направлении и дальше. Это, в частности, выразится в том, что безустанное проявление политической лояльности потребуется не только от тех, кто имеет общественно-политические интересы, но и от всех остальных, выбравших частную жизнь.

Вариант, при котором система сама инициирует собственную демократизацию, стоит признать практически неосуществимым. Люди, которые создавали эту систему, прекрасно помнят, чем подобного рода мероприятия кончились для КПСС.