Атланты держат Кремль

Глеб Черкасов о двух ключевых российских политиках

Когда-нибудь этим людям поставят памятники. Не сегодня, и не завтра, и даже не через пару-тройку лет. Когда-нибудь. Это будет справедливо. И будет правильно, если памятники окажутся рядом. Может быть, даже неведомый нам пока скульптор создаст одну композицию на двоих. Собственно, два этих человека делали одно и то же важное дело: они были не единомышленниками, но напарниками. Не нам знать, как именно расположит эти фигуры гений, но однозначно, что на их крепких плечах должны покоиться Кремль с Белым домом.

Без Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского эти здания не устояли бы и уж точно в них давно бы появились другие хозяева. Несмотря на годы и меняющиеся обстоятельства, лидер КПРФ и вождь ЛДПР своим действием и бездействием (это, кстати, чаще бывает) вот уже почти 20 лет сохраняют политическую систему в рабочем состоянии, помогая руководству страны решать как сиюминутные, так и стратегические задачи.

При этом в отличие от многих современных героев Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский въехали в политику не на такси, а достигли всего собственным упорным трудом.

Кто сегодня помнит, что 20 лет назад либерально-демократических партий, вылупившихся из одного проекта, было не меньше трех, а объединений подобного рода — не один десяток? Но только Владимир Жириновский смог превратить одну из неформальных группировок в исправно работающую машину по сбору голосов и мандатов с последующей конвертацией. Это было бы невозможно, если бы Жириновский не доказал Кремлю, что он лучше всех умеет представлять (по крайней мере, на пропагандистском уровне) интересы значительной части населения. А главное, делать так, чтобы эти голоса никогда не собрались в другом месте, вокруг другого, менее договороспособного лидера. Пока ЛДПР была в силе, а в выборах могли участвовать все, кому этого хотелось, ни у одной националистической организации не было и крохотного шанса пройти в Думу. За это националисты платили Владимиру Жириновскому лютой ненавистью, от которой ему, впрочем, не было ни тепло, ни холодно.

В середине нулевых годов казалось, что время ЛДПР прошло. Кремль начал экспериментировать с новыми формами, пытаясь упразднить, казалось бы, отжившую структуру. Однако попытка списать в утиль ЛДПР чуть было не вышла боком, а Владимир Жириновский быстро сумел объяснить ребятам наверху, что пока без него никак. Ну а правда, как? Тем более что, несмотря на некую внешнюю скандальность, Жириновский человек в целом явно не склочный и зла на случайных обидчиков не держит.

Еще в большей степени последнее относится к Геннадию Зюганову. Ему за последние 20 лет досталось больше, чем иному герою скандальной светской хроники. И, опять же, мало кто помнит, что после развала СССР компартий у нас было превеликое множество, а сам Зюганов был далеко не хозяином положения в КПРФ (которой еще предстояло выиграть процесс в Конституционном суде). Однако шаг за шагом он сумел укрепить свое положение и в самой партии, и вокруг нее. И сделал это так удачно, что в Кремле больше и не чаяли иметь иного соперника для своих кандидатов на президентских выборах. Пока КПРФ была в силе, никакая другая левая организация не имела шансов пройти в Думу, не говоря уж о большем. Эксперимент с «Родиной» пресекли сами экспериментаторы, поняв, насколько опасным может оказаться развитие проекта. Попытка расколоть КПРФ тоже де-факто была признана неудачной затеей.

Годы, кажется, не властны над Зюгановым и Жириновским. И сегодня, несмотря ни на что, они по мере сил держат на себе российскую политическую систему, помогая абсорбировать то, что в Кремле считают вредным для страны.

Вот тряхнули они стариной и привнесли в последние региональные выборы некоторую интригу, а значит, на федеральных выборах она сохранится. А это, судя по всему, нужно, очень нужно и Кремлю, и Белому дому. Жириновский и Зюганов не подведут. Они вытянут еще и этот электоральный цикл. Но как дальше без них?