Перемены противопоказаны

Глеб Черкасов о новых и старых левых

Может ли Сергей Удальцов стать лидером КПРФ? Сменить очевидно усталого от бесконечного повторения одной и той же политической истории Геннадия Зюганова во главе самой крупной и влиятельной партии (если речь идет о партиях, а не о профсоюзах бюрократов). Соединить задор новых левых с организационной мощью – ну, на фоне всего остального партийного хозяйства — левых старых. Глуповатой иронией кажется ответ одного из соратников Геннадия Зюганова о том, что Удальцову возглавить КПРФ мешает отсутствие партбилета. Что за глупость, ну так надо выдать партбилет — и дело с концом, мог бы воскликнуть восторженный любитель изящных политических конструкций.

О том, что сменщиком Зюганова должен стать кто-то вроде Удальцова, начали говорить достаточно давно. Обсуждали не человека, типаж.

«Ну какой это лидер для современной левой партии», — мой собеседник со скепсисом наблюдал за тем, как глава КПРФ Геннадий Зюганов неторопливо, здороваясь с каждым встречным, пробирается к входу в зал пленарных заседаний Госдумы. Шел 1995 год. «Новый левый должен носить кожаную куртку так же ловко, как и пиджак, ходить на рок-концерты, дружить с неформалами, не иметь опыта работы в ЦК КПСС, наконец». Мой собеседник недавно вернулся из Польши. Там он наблюдал за тем, как Александр Квасьневский, отставной функционер Польской объединенной рабочей партии (аналог КПСС), выиграл президентские выборы у лидера антисоветского сопротивления, президента Леха Валенсы. Бывший коммунист победил символ антикоммунизма. То, что произошло в Польше, неизбежно, казалось бы, должно было повториться в России уже на следующий год. Однако мой собеседник сильно в этом сомневался, упирая на то, что наши коммунисты не смогли измениться так, как их польские товарищи. Победить они не смогут ни при каких обстоятельствах и поэтому рано или поздно должны будут уйти на пенсию всей партией.

Он был прав и не прав одновременно. На президентских выборах Геннадий Зюганов не победил и уже не победит. Однако КПРФ как была, так и осталась самой крупной и влиятельной партией. И чтобы сохраниться в нынешнем состоянии, перемены ей противопоказаны. Тем более такая, как Удальцов.

Во-первых, он слишком для нее коммунистический. Буква «К» в названии партии Геннадия Зюганова не то чтобы для партийцев лишняя, но не определяющая. Для тех, кто собрался вокруг КПРФ, сам термин «коммунистическая» является скорее приятным напоминанием о добром прошлом, нежели идеологическим ориентиром. И если бы можно было переименовать ее в Советскую партию, так бы, наверное, и сделали.

Во-вторых, Удальцов для КПРФ слишком неформальный. Дело не в кожаной куртке и джинсах, а в том, что в партии все еще многое построено на соблюдении процедур. В этом отлично ориентируется Геннадий Зюганов и его политические сверстники, однако не факт, что с этим быстро разберется ровесник брежневской Конституции.

В-третьих, друзья Удальцова могут не понравиться активу партии. Там люди, для которых неформал — это синоним слова «смутьян», а демократ преобразуется в «дерьмократа» уже практически на автомате. Между тем разрыв с нынешними товарищами по митингам и кутузкам лишает Удальцова не просто компании, а части политического ресурса: не так много коммунистов, с которыми готовы разговаривать и договариваться их политические оппоненты.

Но самое главное в том, что большая партия Удальцову пока не нужна. Ему хорошо и так: сплошная свобода политического творчества и серьезное сопротивление со стороны властей. Последнее не только создает жизненные проблемы (значительная часть уважения к Удальцову складывается из того, что он получает чрезмерные наказания и отсиживает свои аресты, а в полиции бывает чаще, чем где-либо еще), но и позволяет чувствовать себя важным элементом политической игры. А в КПРФ Удальцову придется учитывать слишком многое и слишком многих. Сила Зюганова как раз и состоит в том, что он умел согласовывать пожелания самых различных групп. И сменят его только в тот момент, когда найдут такого же знатока компромиссов.

С другой стороны, может быть, через 15 лет Удальцов и возглавит эту партию. Если она, конечно, будет на месте и если к этому времени он сможет стать таким, как Зюганов. Интересно, как тогда должен будет выглядеть наиновейший левый.