Партия полувласти

Глеб Черкасов о том, доживет ли «Единая Россия» до 2014 года

У «Единой России» неприятности. У партии, которая еще год назад была «власти», снимают кандидатов с выборов. Не всех, пока только некоторых. На фоне того, как убирают из избирательных бюллетеней представителей других партий, предвыборные неприятности «Единой России» могут показаться мелочью. Но для организации такого типа это совсем не мелочи. Это очень плохой знак.

В последние годы единороссовский партбилет в кармане кандидата был ваучером на получение депутатского мандата или любого другого выборного поста.

Политическая мощь «Единой России» во многом и строилась на практически монопольном праве отправлять карьеристов во власть, по крайней мере, на нижние ее этажи. Исключения случались редко, да и то победители из другого лагеря, как правило, спешили присоединиться к «партии власти». Программа «лояльность в обмен на мандаты» обеспечивала партии постоянный приток кадров. И уж если кандидат с правильным партбилетом избирался, то никаких казусов в ходе кампании быть с ним не могло по определению. Неправильно оформленные документы, нарушения финансовой и агитационной дисциплины — все это «правильных» кандидатов коснуться просто не могло. Не за тем шли.

Любые сомнения в том, что «Единая Россия» может и дальше обеспечивать всем желающим (и умеющим подтвердить это желание) места во власти, для нее разрушительны. В России не может быть партии полувласти. Либо политическая структура исполняет свои обязательства в полном объеме, либо она не та, за кого себя выдает. «Партию власти» не могут судить по общим законам и обычным правилам. И если что-то подобное начинает происходить, если власть не защищает больше свою структуру общественной поддержки, значит, что-то поменялось.

Маленькое сомнение рождает более существенное недоверие, а там и до бегства самых сообразительных карьеристов недалеко. Тем более что примеры неисполнения взятых на себя обязательств появляются все чаще.

Главная угроза для партии, отдаляющейся от власти, — возникновение рядом новой, не отягощенной грузом репутационных проблем организации. Готовой в том числе оказывать на сходных условиях все те же услуги по выдаче пропусков на нижние этажи власти.

О том, что ОНФ заменит «Единую Россию» в роли самой главной партии, говорят все чаще и все уверенней. Пока никаких официальных заявлений или представленных на широкое обсуждение планов.

Только кулуарные разговоры о том, что «партию власти» надо периодически менять (как оно и случалось регулярно до 2003 года), что подкрасить фасад «Единой России» уже практически невозможно, что, наконец, задачи кадрового обновления (про которое тоже поминают чем дальше, тем настойчивей) отлично решаются при замене одной партии другой. Ну а что, все просто: сто человек из старой структуры выписали и только 30 из них в новую записали. Вот оно, обновление власти. Вот оно, избавление от «жуликов и воров», произведенное по инициативе сверху. Старая структура вместе со своими обязательствами и издержками сдается в архив, новая вступает в права.

На самом деле перенабор «партии власти» — это не только замена одной отыгранной организации другой, но и признак подготовки к существенной корректировке политического курса.

Конструирование «Единой России» в 2001—2003 годах предшествовало окончательному разрыву Владимира Путина и его команды с политикой предшествующего периода. К моменту крутого поворота партийный инструмент был уже готов к использованию и впоследствии неоднократно пригодился. И не только власти. По той спешке, с которой единороссовские функционеры стали воспроизводить наиболее запомнившиеся им элементы стиля поздней КПСС, можно было представить суть режима, который был выстроен во второй половине нулевых голов.

Новому крутому повороту понадобится новая структура общественной поддержки. Масштаб и направление станут очевидны по тому, какой будет новая партия власти.