Самострелы

Отказ от конкурентной борьбы делает власть слабее. Если она не поймет этого вовремя, дело кончится плохо не только для Кремля, но и для управляемой им страны.

Тот, кто придумал бороться с ксенофобией путем составления списка запрещенных книг и пагубных интернет-ресурсов, может показаться либо очень наивным, либо очень ленивым человеком. А, скорее всего, оба этих качества присущи ему в полной мере. Только безмерной ленью и потрясающей наивностью можно объяснить предложение технологии, которая крайне проста в употреблении, однако по определению не может дать никакого положительного эффекта. При сравнительной свободе книгопечатания и пока еще тотальной сетевой вольнице любая попытка запрещения некой информации обречена на провал. Более того, производство и распространение «запрещенной» продукции может стать настолько выгодным делом, что заниматься им станут даже те, кто изначально вовсе и не хотел. Свою долю удовольствия (и не только) получат и представители органов, ответственных за борьбу с распространением «информационного контрафакта». Ну уж а о потребителях и говорить не приходиться.

А ведь более эффективный метод борьбы с «ксенофобским контрафактом» очевиден. Идею нельзя запретить, а победить ее можно только с помощью другой идеи - это классика общественных отношений. Известны и технологии. Появляется националистическая брошюра, а рядом на лотке — написанная таким же простым и доходчивым языком книга ее опровергающая. Замерцал во всемирной сети ориентированный на молодежь сайт, признанный ксенофобским - тут же основывается другой сетевой ресурс, который пропагандирует совсем обратное. И так далее по списку. Теоретически именно этим, а не подготовкой законодательных предложений должна заниматься Общественная палата, если уж нас угораздило ею обзавестись. Состоят в ней популярные и авторитетные люди, представляющие разные социальные и профессиональные круги. Значит пусть каждый со своим кругом и работает: банкир убеждает других банкиров, что не стоит вкладываться в националистические организации, деятель искусства пусть дискутирует с коллегами по цеху, а важный интернет-деятель - со своими виртуальными и не виртуальными знакомыми.

Можно конечно предположить, что, делая выбор в пользу запретительных мер, власть расписывается в собственном идеологическом бессилии и неспособности к серьезной пропагандистской контригре. Но это не совсем так. Хоть «идеологию новой России» не смогли сочинить ни при Ельцине, ни при Путине, PR ресурсов у власти достаточно для того, чтобы победить на этом поле хоть националистов, хоть интернационалистов, хоть их всех вместе взятых. Возмещать идеологическую недостаточность технологической изощренностью государственные структуры научились достаточно давно, а уж перехватывать актуальные лозунги и того раньше.

Вся проблема в том, что открытая идеологическая борьба является по сути своей конкурентной. А это в современных условиях - для власти неприемлемо.

Конкуренция предполагает, что в борьбе участвует два или более равноправных игрока, каждый из которых имеет хоть теоретические, но шансы на победу. Признание вероятности своего поражения также является неотъемлемым признаком конкурентной борьбы. И что, власть готова признать, что ее может кто-нибудь победить, а она при этом готова будет признать свое поражение? Не для того строилась вертикаль, не для того Кремль сосредотачивал ресурсы. Власть не собирается ни с кем конкурировать, поскольку сам факт дает основание заподозрить ее небожественное происхождение.

Собственно, по той же причине каждая региональная избирательная кампания сопровождается существенной зачисткой предвыборного поля и снятием с дистанции потенциальных конкурентов «Единой России», хотя у «медведей» достаточно ресурсов для того чтобы побеждать и без этого. Однако проигрыш «Единой России» хоть в самом далеком, «медвежьем» углу бросит тень на всю партию, а это автоматически становится поражением власти. Возможно это? Нет.

Происходящее можно сравнить с футбольным матчем, в котором одна из команд настолько не считает нужным обозначать борьбу, что велит организаторам запереть другую команду в раздевалке и не выпускать до тех пор, пока СМИ не обнародуют победный счет.

Остается только объявить эту команду вечным чемпионом и признать проведение турниров в дальнейшем делом бессмысленным и мешающим организации торжеств в честь победителей.

Именно поэтому тот, кто принял решение о составлении списка «идеологического контрафакта», вовсе не ленивый и не наивный человек. У этого человека просто нет никакого другого способа борьбы с ксенофобией. А уж неэффективность предлагаемых мер - вопрос третий. Вся беда только в том, что все проблемы запретить невозможно. Рано или поздно появиться проблема, которая запретит самих запрещающих.