Белки в кремлевском колесе

Зимой 2003-2004 года казалось, что традиционная оппозиция, хоть и с разгромным счетом, но просто проиграла. А оказывается, она умерла. Насовсем

До парламентских выборов, если так разобраться, осталось совсем ничего. Буквально считанные месяцы. Почти что 500 дней — легендарное некогда словосочетание. Время летит быстро — не успеем оглянуться, а уже и на избирательные участки пора отправляться всем, кто захочет. Или, наоборот, не захочет неприятностей. Почему это у Центральной избирательной комиссии должна голова болеть за явку граждан на участки? Куда проще поправить еще раз избирательное законодательство, обозначив меру ответственности за неявку на выборы.

Как к парламентским выборам готовится власть, видно невооруженным глазом. Она их собирается выиграть, причем вчистую.

Для очередной виктории сделано многое и еще больше будет совершено. А вот как оппоненты власти собираются ей помешать в этом деле, понять решительно невозможно.

Два с половиной года назад, на парламентских выборах 2003 года, политические силы, не ассоциирующие себя с путинским курсом, потерпели сокрушительное поражение. СПС и «Яблоко» не прошли в Думу вовсе, а коммунисты, хоть и смогли сформировать парламентскую фракцию, но стали законченными политическими статистами. Любое поражение можно превратить в победу, однако для этого надо сделать правильные выводы из случившегося, а потом серьезно поработать над исправлением ошибок.

СПС, «Яблоко», республиканцы и еще несколько демократических объединений провели два с половиной года в увлекательных дискуссиях о возможности объединения. В какой-то момент к процессу подключился экс-премьер Михаил Касьянов — но вот незадача, политический тяжеловес никакой основательности делу не придал. Коммунисты вычищали «кротов». Дело окончилось для Геннадия Зюганова удачно, однако это локальная победа не дала ни малейших оснований считать, что компартия сможет вернуть себе хотя бы пятилетней давности позиции. Организационные хлопоты и левых и правых никоим образом не дали ответа на самый главный вопрос: каким образом те, кто проиграл в 2003 году, смогут отыграться в 2007? Что вообще было сделано для того, чтобы хотя бы достойно выглядеть в ходе избирательной кампании.

Создана ли система независимого общественного контроля за подсчетом голосов, охватывающая хотя бы самые многолюдные регионы? Существует ли медиаинфраструктура, позволяющая оппозиции доносить до избирателя собственную, не препарированную властями информацию о себе и своих программах? Где, наконец, потенциальные оппоненты власти собираются брать деньги на избирательную кампанию?

Антипутинская оппозиция сможет принять участие в выборах только в том случае, если Кремль решит, что это ему для чего-нибудь необходимо.

Именно поэтому власти могут считать кампанию практически выигранной — осталось только решить какой именно список наберет большее число голосов и имена каких уважаемых людей будут фигурировать в этом списке. Оппонентов со стороны можно не брать в расчет. Любую попытку самостоятельной игры можно будет пресечь, подарив хотя бы тень надежды на возможное преодоление 7%-ного барьера. Еще проще нейтрализовать независимый фандрайзинг.

Предстоящие парламентские выборы выглядят кампанией не столько политической, сколько технологической. И благодарить за это в Кремле должны тех, кто считается его оппонентами.

Проигрывать всегда неприятно, однако есть некоторое принципиальное отличие поражения на выборах от политической смерти. Тогда зимой 2003-2004 года казалось, что традиционная оппозиция, хоть и с разгромным счетом, но просто проиграла. А оказывается, она умерла. Насовсем. Справка о смерти будет выписана в декабре 2007 года.

Только вот уход традиционной оппозиции вовсе не означает того, что на ее место придет «племя молодое незнакомое». Скорее, площадка будет расчищена для тех, кто не просто не готов к серьезной борьбе за власть, как ныне уходящие натуры, но и не предполагает для себя такой возможности.