Демарш энтузиастов

Жалобы министра Гордеева показательны как проявление конфликта интересов высших бюрократов и их подчиненных

Привычна картина, когда на бюрократа жалуется простой гражданин, гораздо реже удается наблюдать, как на бюрократа жалуется его начальство. Именно этим занимается в последнее время министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. В прошлый вторник он заявил буквально следующее: «К сожалению, аппараты управления исполнительной власти всех уровней не выполняют полностью задач, которые возложены на них в соответствии с поручением президента и нацпроектом». Через несколько дней в ходе встречи с президентом, Гордеев развил тему, посетовав на то, что «реальная проблема сегодня — это уровень работы управленческого звена в муниципальных образованиях. Видимо, мало энтузиазма». Гордеев — один из самых «старых» министров и без особого на то основания жаловаться не будет. Сильно должно было накипеть у главного селянина, чтобы он так напустился на своих младших коллег, требуя от них невозможного.

Ведь энтузиазм в общепринятом понимании этого слова не слишком полезен управленческому аппарату. И не потому, что профессиональным бюрократам чуждо все человеческое, а исключительно в силу специфики работы, предполагающей не задор и горение, а методичность, следование писаным правилам документооборота и неписанным аппаратного протокола. Энтузиазм порождает сумбур, и это сделает управленческую вертикаль еще менее пригодной для решения задач, о которых говорят Гордеев и его непосредственное начальство.

Возможно, имеется в виду, что бюрократический аппарат, весь от мала до велика, должен совершить некое глобальное сверхусилие, чтобы добиться поставленных целей, преодолев попутно и собственное несовершенство.

Про то, что российская бюрократическая машина работает не очень хорошо, известно давно. Объективных и субъективных факторов для того превеликое множество — от дурной организации до не слишком высокой квалификации работников. Механическое повышение зарплат и ремонт государственных офисов сами по себе проблемы не решают. В наиболее бедственном положении самые нижние этажи административного здания. В муниципальных образованиях часто бывают рады, когда удается найти просто работника, — пригодная квалификация может быть приравнена к выигрышу в лотерее.

Собственно, административная реформа, затеянная два с половиной года назад и похороненная примерно два года назад, как раз и должна была способствовать улучшению работы бюрократической машины. Свежие сетования Гордеева, равно как и отдельные интонации в выступлениях Дмитрия Медведева, позволяют предположить, что принципиальных изменений в работе госаппарата не произошло. Соответственно, и подтолкнуть к большим свершениям в рамках выполнения служебных обязанностей никак не получится.

Остается рассчитывать на эмоции — естественные или искусственно вызванные. Именно поэтому и вспомнил Гордеев про недостаток эмоций, оттого ощутил потребность послушать «марш энтузиастов» на новый лад.

Раскачать с помощью пропаганды население или его часть, чтобы попытаться с помощью эмоционального подъема и вызванного им рвения преодолеть трудности или решить конкретные задачи, — такое в нашей недавней истории происходило частенько (правда, раз от раза получалось все хуже и хуже). Но для того, чтобы инициировать волну энтузиазма, необходима цель, ясная и близкая для тех, на кого рассчитана кампания. Если этого нет или искренность призывающих вызывает сомнение — ничего путного не выйдет.

И тут вот возникает большой вопрос: а средний российский бюрократ верит, что национальные проекты — это серьезное и долгосрочное дело? Он может рассчитывать, что их успешная реализация станет вехой не только в карьерах высших должностных лиц, но и в его маленькой карьерке? И, наконец, не было ли в истории последних лет случаев, когда большие государственные затеи кончались ничем? Что там с удвоением ВВП к определенному сроку? Кто ответил за неисполнение, кого-то наградили за старание?

Жалобы министра Гордеева показательны как проявление все более отчетливо проявляющегося конфликта интересов высших бюрократов и их подчиненных.

Его разрешением может быть либо действительно последовательная и эффективная административная реформа, либо принципиальный отказ от любых масштабных задач, которые не по плечу управленческому аппарату, а по плечу ему, по большому счету, немного.

До той поры вместо «марша энтузиастов» звучать будут то жалостливые, то иронические частушки, исполняемые, впрочем, с порядочным энтузиазмом.