Комиссары на закате

Россия вступила в кульминацию нового политико-экономического этапа. Этапа заключительного передела перед уходом Путина

В понедельник стало известно, что «Роснефть» привлекла очередной кредит в три с лишним миллиарда долларов — по официальной версии, на рефинансирование своей задолженности. В реальной жизни — можно не сомневаться — эти деньги пойдут на выкуп 50% акций «Томскнефти», зависших где-то между «Роснефтью» и Внешэкономбанком. Тех самых акций, которые «Роснефть» ВЭБу продала, а ВЭБ не покупал у «Роснефти» за $3,4 млрд.

Таким образом, тайну «Томскнефти» можно считать разгаданной. Главное — все положить на место. Чтобы все сошлось. Таким же чудесным образом, помнится, Шерлок Холмс обнаружил какое-то важное пропавшее письмо — в шкатулке, из которой оно пропало. Теперь выйдут пресс-релизы с обратным смыслом: «Роснефть» выкупила у ВЭБа, ВЭБ не продавал «Роснефти» — и дело в шляпе. Какая сделка? Ничего не было.

А если все сойдется — никто ничего не спросит. Даже если не сойдется. На те три запятая четыре миллиарда долларов «Роснефть» купила у «Праны» обратно офис ЮКОСа — переплатив, говорят, миллиарда три. Кто спросит? А если кому-нибудь интересно — эй, скажет «Роснефть», это же такой налог с сумасшедшего профита, нажитого на одном только банкротстве ЮКОСа. «Роснефть» — основной кредитор: арбитраж насчитал девять миллиардов долларов причитавшихся ей долгов. Плюс «Юганскнефетегаз», ловким движением рук, помнится, тоже оцененный в девять миллиардов. Считайте выгоду.

Так что загадку мистической фирмы «Прана» тоже можно считать раскрытой. Это не просто передаваемый друг другу фальшивый купон решительного грабежа, которым обернулось дело ЮКОСа.

Это такой инструмент перераспределения украденного и восстановления справедливости: при грабеже одним досталось много, а другим мало. Настала пора окончательно подбить бабки.

Конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун говорит, что после аукционов ЮКОС еще заплатит налогов на 200 млрд рублей. «Прана»-то в худшем случае при своих — что заплатила, то и вернула. А деньги от аукциона, на котором переплатила «Прана», — деньги, фактически заплаченные «Роснефтью», — допустим, пойдут в бюджет. То есть «Роснефти» было сказано: делись с бюджетом. Куда пошли эти деньги — выяснится сразу, как завершится банкротство ЮКОСа.

Или это правда, что через «Прану» Абрамович вернул $3 млрд долларов, которые он был должен ЮКОСу. Звучит очень логично: когда уничтожали ЮКОС, в темноте и суматохе перепало даже тем, кто был ни при чем. То есть не то чтобы совсем ни при чем, но из подворотни ненароком ушел с чужим. Раньше ЮКОС — это еще был ЮКОС, а теперь это не ЮКОС, а государство — значит, пора возвращать.

Тогда с чистой прибылью $3 млрд долларов остались бенефициары созданной Абрамовичем «Праны» — частные лица, известные антимонопольной службе и, можно быть уверенными, Владимиру Путину. Тогда, значит, активы ЮКОСа перераспределяются в двух направлениях: от Абрамовича к частным лицам и от «Роснефти» бюджету (или уж какое там будет принято политическое решение). Но частные лица свое получат.

Бывает время собирать камни. Но потом снова приходится их разбрасывать.

Абрамович был должен ЮКОСу. Государство забрало ЮКОС. Кому вернул долг Абрамович? Или он не вернул? Кто сидит с тремя миллиардами в офшорной «Пране»? Менеджмент «Сибура» возвращал акции на баланс «Газпрома», все помнят, из тюремной камеры. Сегодня «Сибур» — он под госконтролем или уже снова нет? Кому сегодня принадлежит телеканал НТВ, перешедший из частных рук «Газпрому» под крик общественности и тот же скрип железных дверей СИЗО?

Тут не должно быть иллюзий: Россия вступила в кульминацию нового политико-экономического этапа. Этапа заключительного передела перед уходом Путина, когда собственность и финансовые потоки движутся в сторону, противоположную той, в которую они двигались в начале его правления.

Это, пожалуй, основной симптом, что никакого третьего срока не будет, и в ее нынешнем виде путинская эпоха подошла к концу.

Какой уж тут третий срок — с такими темпами завершающего этапа скоро пора будет все начинать сначала.