Украина не признала Сторожа

Сегодня уже хорошо видно, что штаб Виктора Януковича и работающие на него российские политтехнологи стремились внушить недоверие к любым цифрам, отражающим результаты выборов, - к подсчетам ЦИК и экзит-поллам. И таким образом легитимизировать собственную победу: мол, вбрасывали оба, рассуждали потом комментаторы, и так как правды мы не узнаем никогда, остается считать президентом Януковича. По итогам перевеса, добытого в нескольких густонаселенных восточных регионах Украины, где официальная явка зашкалила за 90% или вплотную к ней приблизилась. Вот, например, 42-й округ Донецкой области: в первом туре Янукович получил тут 91 тысячу голосов, Ющенко - 6 тысяч с лишним; во втором - 151 тысяча за Януковича, за Ющенко - 960 человек.

Тактика «симметричного ответа» - экзит-полл на экзит-полл, митинг на митинг, лидер на лидера или вот теперь даже палатка на палатку - действительно сработала в отношении экзит-поллов. Тех самых, с которыми первым поздравил Януковича российский президент Владимир Путин. Но создать убедительную иллюзию победы ее авторам не удалось, и во второй половине дня вторника сценарий рухнул: Украина не утвердила результаты выборов и Януковича не признала. Неуклюжая, если смотреть со стороны, самоприсяга Виктора Ющенко была, видимо, необходимым символическим актом этого непризнания. И вне зависимости от дальнейшего развития событий шансы Януковича возглавить Украину стали ничтожными. Ну, какой он теперь украинский президент?

Называть киевские события переворотом все равно, что записывать в вымогатели продавца из универсама - мол, по какому праву он с нас требует деньги за свой товар?

В свободных обществах границы суверенитета определяет нация. Именно народ - источник легитимности политических режимов и толкователь процедур. Какой смысл дикторам российского ТВ призывать участников выборов держаться в «границах правового поля», когда украинский народ посчитал эти границы нарушенными как раз на этих выборах? Не весь, допустим, но его, народа, воодушевленное большинство, которое осознает свое моральное право большинства и этим отличается от заговорщиков. Жители же столицы, получающие, можно сказать, территориальную фору на этом национальном референдуме о результатах выборов, выступают как авангард большинства народа. По крайней мере, если судить по нашему собственному опыту 91 года.

Российский покровитель Виктора Януковича из триумфатора украинской кампании превратился в ее заложника.

Признать новую Украину - даже неважно, Кучмы или Ющенко - Кремлю будет сложнее, чем год назад новый режим в Тбилиси. Вряд ли ведь украинцы услышат, что Янукович с Кучмой не учитывали глубоких культурных и исторических корней своего народа, и потому получили по заслугам. Кремль в тупике: поддержка Януковича теперь уже приведет к реальному конфликту с Западом - конфликту, которого Москва до сих пор так или иначе пыталась избежать. И уже в любом случае по итогам многих месяцев полноценной телепропаганды общественное мнение в России расценит Каштановую революцию как серьезный внешнеполитический провал.

Опять-таки вне зависимости от их исхода киевские события окажут на российскую политику огромное влияние. Поскольку станут для российского президента наглядным примером демократии и политической конкуренции, импортированных с Запада без учета национальных особенностей постсоветских народов. На постсоветском же пространстве наблюдается одна и та же картина: либо политический режим держится за счет крепкой руки, подавляющей гражданские свободы и любую оппозицию в зародыше, либо происходит революция. Не допустить решения вопросов власти на улице Владимир Путин будет считать - и с самого начала считает - своей основной задачей. И на киевский демарш ответит авторитарным усилением госконтроля - не по злому умыслу, а на правах сторожа стабильности и государственного порядка. Отказываясь принимать во внимание тот факт, что это не излишки конкуренции, а гражданское недоверие непрозрачным государственным процедурам и институтам в конце концов и выводит людей на улицы.