Бумажные самолетики

Так кого мы поддерживаем — президента и его курс или тех, кто хочет повернуть страну вспять? С этим сакраментальным вопросом группа товарищей из партии «Единая Россия» образовала в партии правую секцию. Есть такое популярное направление в детской литературе — книжки-раскраски. «Нарисовал Вова петуха, и пошел петух гулять». Нераскрашенный. Детям нравится, они на стыке миров живут, в гармонии, так сказать, с условностью. Взрослые погрубей, конечно. Такая (в смысле однокрылая) птица не летает, не устает повторять московский мэр Лужков. О'кей, кивнули партстроители и пририсовали курице крыло. — Так она же не летит! — Ну, знаете, давайте мы вам еще живого джинна из бутылки вытащим.

Так кого же, в самом деле, мы поддерживаем? Действительно. Вот, к примеру, «дело ЮКОСа». Тут теперь можно говорить об отдельных перегибах. Что никакой независимости суда в России нет, это мы теперь просто через запятую, это нам всем ясно. Еще можно говорить, что арестовывают адвокатов по делам их доверителей или даже что рядовых сотрудниц ЮКОСа сажают за решетку и пытают, не давая им разговаривать с детьми. Уже кое-что. Этим у нас генпрокуратура занимается. То есть схема такая: президент назначает генпрокурора — вот буквально на днях через единогласное утверждение в Совфеде, — тот тянет страну в 37-й год, а мы с ним боремся. А то кого, получается, мы поддерживаем?

Еще можно сказать, что в стране «усиление авторитаризма и власти бюрократии». Даже больше: что бюрократия рвется к тотальному господству, спекулируя лозунгами укрепления государства и борьбы с террором. То есть можно говорить о частностях, не обобщая, или, наоборот, обобщать, не переходя на личности. А то люди не поймут, кого мы поддерживаем. Бюрократический антитеррористический пакет по укреплению государства был предложен Владимиром Путиным в связи с Бесланом, и единогласно принят, но если дать понять, что речь идет о ФСБ и МВД, которые под борьбу с террором требуют денег и полномочий, или, напротив, вообще ничего не дать понять, то нормально, можно. Или, например, что усилилось административное давление на СМИ. Особенно в регионах. Да, там особенно.

Говорят, крылья «Единой России» — это «сурковские против сечинских». То есть отражение аппаратной борьбы в путинской элите. Возможно, это отчасти так. Но в целом тут, наверное, надо уметь отличать. Поскольку правое крыло «ЕР» — это не фракция в Кремле или в правительстве с технической по сути миссией удержать какие-то рубежи экономической политики. Это политический предвыборный проект. Ответ на общее недовольство курсом, которое уже очень трудно не замечать.

Его сложно скрыть, зато можно размазать ровным слоем по стене. Развернуть дискуссию и тем окончательно обессмыслить.

Вот, мы же по административной реформе дискутируем, где мы тут до конца не справились. Теперь давайте обсудим с альтернативным социал-консервативным крылом авторитаризм и давление на СМИ.

Торжествует, как и принято, плодотворная идея «пакета». Судебную реформу? Можно, но вместе с «делом ЮКОСа». Политически ответственное правительство? Конечно, вот кандидатура премьер-министра. Постоять на площади в память о погибших? Вы идите, а мы подвезем артиста Ланового, металлоискатели и студентов вузов. О свободе поговорить? Отлично, но в «Единой России» и в рамках конструктивной идеологической дискуссии с госпожой Слиской. Обращаясь к товарищам по партии. Свобода-light, с дозой сиропа на три копейки. Потому что если вдруг серьезный начнется разговор, то мало ли что скажут.

То есть наоборот — любой настоящий общественный импульс и есть сигнал непорядка.

Партийные активисты говорят, они — за либеральные ценности и гражданские свободы. Наверное, в целом, да, но в общем контексте как-то не звучит. Потому что прямой политический смысл выступления партийных либералов состоит в том, чтобы сказать такую полуправду, которая саму правду превратит в кусок бумаги, чтобы из нее делать и запускать самолетики из окна. Направляя общественную дискуссию о курсе Путина в предназначенную для нее колею тотального вранья.