Партспорт- культурактив

Рак продолжает пятиться назад. Теперь вот культурная общественность. Творческие интеллигенты подписали уже даже два письма против Михаила Ходорковского. Первое было такое с чувством, от души, а последнее конструктивное и, в целом, взвешенное — по партийной линии. А министр культуры рассказал, что его предшественник и в некотором роде коллега — взяточник. Оказывается, и среди чиновников есть мошенники. Оба этих эпизода составляют объемную картину культурных перемен: восстановление советских порядков соседствует в ней с поражением прогресса. Это широкая шпаловая дорога, а не узкая колея, и едет по ней понятный устойчивый трамвай, а не хрупкий незнакомый монорельс.

Госагентства так и сообщали: мол, российская интеллигенция разошлась во взглядах на дело ЮКОСа — люди достижений откликнулись на приговор Ходорковскому--Лебедеву в порядке, как это теперь принято, симметричного ответа. И в традиции советских показательных процессов, терявших цельность без народной поддержки и опубликованных в печати коллективных писем. Ну, теперь помягче: не обличают изменников родины или литературных власовцев, а культурно разъясняют, что надо воспитывать в себе уважение к суду. Что не надо закрывать глаза на недостатки, но и огульно не надо тоже, в духе правого крыла «Единой России» и формируемой общественной палаты. Но смысл тот же.

Впервые в постсоветской России культурная общественность подставила прокуратуре свое спортивное интеллигентное плечо.

Что делает нормальная советская интеллигенция? Пишет письма. Поддерживает. От страха и безысходности, отдавая отчет, что государство — эксклюзивный работодатель и заказчик культурного продукта. Чем занят нормальный советский министр? Руководит. Распределяет в своей профильной отрасли этот самый госзаказ. Живет с номенклатурных привилегий. Культактив, как хорошо видно, вполне созрел, зато министр — министр! — оказалось, не может эту свою паству по взаимным потребностям и с учетом бюджетной росписи культурно окормить. Громкий скандал в Минкульте продемонстрировал, что у министра этих полномочий нет. И что, не обеспечив советской бюрократической иерархии, административная реформа зашла в тупик.

Адмреформа, подгаданная под кадровый аппетит переизбранного на второй срок Владимира Путина, все же проводилась с прицелом на западный стандарт, отделив политлинию от хозчасти. Можно сказать, в России было впервые сформировано несоветское правительство. В той европейской логике, что министр — политическая фигура и отвечает за дело своей партийной репутацией. Но жизнь, конечно же, распорядилась иначе: в кабинете Фрадкова авторитет министров не только не вырос, а упал. В соответствии с генеральной линией, перпендикулярной смыслу адмреформы, их политическая ответственность оказалась фикцией, а на бюджеты тем временем сели руководители агентств. Реальный же вес министра определяют его связи. У министра культуры, это известно, нет влиятельных союзников. Он никто.

Дело не в том, устоит ли Александр Соколов после своего демарша. Неслучайно в последнее время все чаще предлагают вернуться к прежней структуре кабинета.

Это примерно как с посланиями Федеральному собранию — они у нас тоже такая оранжерея добрых намерений на фоне привычной вьюги рабочих будней.

Министр культуры Александр Соколов хотел бы быть нормальным министром. Как положено. Работать по госприоритетам, обеспечивать державный позитив. А не только он не контролирует денежный вопрос, но вот и правительственная пресс-служба уже шипит, что некультурный получился скандал в Минкульте. Что ему остается? Недоуменно пожать плечами.

Так долго продолжаться не может. Даже с разворотом через ручник — с визгом тормозов, со следами на асфальте — машина теряет скорость. Затем автомобиль разгоняется в противоположном направлении. Незадачливый министр культуры, не исключено, не удержится в кресле во время этого сложного маневра. Но сам новый порядок должен быть организован по принципу соответствия культурных форм. Если придворная интеллигенция уже выступила в печати, то и руководить ею должен полномочный активист со значительным опытом партхозработы.