Территория катастрофы

В одном президент Путин безусловно прав: даже самые развитые страны мира не могут в полной мере защитить всех своих граждан. Точнее так: не всех своих граждан такие страны могут защитить. Потоп в неблагополучной Луизиане стал шокируюшей иллюстрацией беспомощности американского правительства. Богатые сели в свои авто, заправились дорогим бензином и уехали. Помочь тем, кто остался - и стал заложником мародеров и бандитов, - государство не смогло. Такая вот выразительная картина неравенства: в момент кризиса системы социальной поддержки - одно из основных достижений Запада - дают сбой. В Новом Орлеане каждый сам за себя.

Собственно, ничего нового. В нашем мире прогресса и достатка есть зоны катастроф, и в них живут люди второго сорта. Не вполне люди. Не такие ценные граждане. Просто так вышло. Вы, может быть, обращали внимание, что целый континент Африка - миллиард человек со своей жизнью, событиями, политикой - не представлен в мировых программах новостей. Африка - это зона катастрофы. Зона бессилия «мирового правительства»: спасайтесь сами.

Мы вот можем вам сбросить с вертолета сухой паек. Здесь не вполне действуют общественные конвенции и законы правопорядка. То, что в других местах нельзя, тут - можно.

Вот, например, Северный Кавказ, мы о нем сейчас вспоминаем в связи с Бесланом. Ведь что произошло в Беслане? Политическое руководство исказило картину теракта, намеренно соврав о числе заложников. И после этого устранилось вовсе. А локальный штаб - некий военный штаб, - не имея других санкций, пустил в ход танки и огнеметы, все это теперь хорошо известно. Большинство заложников сгорели заживо. На самом деле штаб действовал по стандарту, принятому на Кавказе, пока преимущественно в Чечне. Откройте любые сводки. Что бы ни случилось, там всегда приезжает танк. Подозрительное здание просто сравнивают с землей. Такая сложилась практика.

Катастрофический штурм бесланской школы не мог случиться ни в Москве, ни в любом другом, наверное, городе европейской части. Вы можете себе представить, что по театральному центру на Дубровке стреляют танки? Нет, напротив, там все же пытались спасти людей. И, несмотря на 120 погибших, жертв преступной халатности властей, эта спасательная операция считается успешной. А в Беслане - это уже пора признать - по большому счету и не пытались спасти. Потому что Кавказ - зона катастрофы. Африка. Там живут не вполне люди. Злосчастная навсегда врезавшаяся в память цифра - 354 - даже не метафора, а прямое указание, что это так. Жители осетинского города Беслана проходят, как выяснилось, примерно три за одного. С ходу и не скажешь, что это - государственная политика или вот так сложилось.

Спасайтесь сами. Именно эту мысль и сегодня транслируют президент Путин и его полпред Козак бесланским матерям. Потому что вы, пострадавшие и сочувствующие, живете в гетто.

В гетто беззакония и несправедливости, которые всегда - будь то Новый Орлеан, Кавказ, Африка - образуются именно там, где правительство продемонстрировало (и чаще всего пыталось скрыть) свою вопиющую беспомощность.

Это не обязательно территория. Это может быть и институт. Ну, тюрьма, допустим, это специально созданный анклав. Но вот, к примеру, российская армия, режимный полулагерь, огороженный колючей проволокой, такое же гетто бесправия и беспредела, как бы вычеркнутое из нашей жизни. Неслучайно именно в армии и в Беслане появились две самые эффективные гражданские организации в России - комитеты матерей. Комитет матерей Беслана уже не сам по себе, а представляет интересы мирных людей Кавказа. Как минимум Северной Осетии, это там на месте отлично видно.

Северный Кавказ - пространство предельной и запредельной концентрации проблем России. Все неприятное и тяжелое, что мы знаем о государстве и об отношениях с ним, побаиваясь спросить, как бы откладывая на неопределенное «потом», на Кавказе уже превратилось жизнь. Потому и не прошел, наверное, общественный шок от ужасной прошлогодней трагедии. Российские граждане открыли и, можно сказать, примерили к себе зону катастрофы.