Комплекс неполноценности экспортера

Наступивший мировой кризис объясняют столкновением цивилизаций. Что тут спорить. Ислам и Запад. Конфликт культур, который с «карикатурной» истерикой и иранским ядерным демаршем окончательно, кажется, перешел в плоскость политической хирургии. Центральный вопрос - что делать? - имеет отношение уже скорее к военно-дипломатическому планированию, чем к налаживанию диалога. Мир ждет новых батальных сцен.

Это так. Но сам факт межкультурного конфликта не раскрывает логики мирового кризиса - почему он развивается, крепнет и теперь всем нам грозит войной. Говорят, у нынешнего сумасшествия все черты управляемого конфликта. Известно, что имела место фальсификация: к невинным рисункам, опубликованным в датской прессе, составители породившей скандал брошюры добавили три действительно оскорбительных, якобы присланных им по почте. Но на самом деле кризис неуправляем и держит в заложниках лидеров стран Востока. Агрессию, с фантастической скоростью доводящую простую провокацию до мирового кризиса, контролировать невозможно. Она сама все ставит под свой контроль.

Религия - часть общественного порядка, его форма и при этом его продукт. Америка официально сменила противника. Раньше Америка боролась с неким вообще «террором», («международный терроризм» в российской транскрипции) и его полумифическим проводником Аль-Каидой. Аль-Каида - это тоже метафора, образ, отсылающий к исламским корням «террора». В обращении же к конгрессу врагом свободного мира Джордж Буш объявил радикальный ислам.

С развитием кризиса абстрактная борьба с борьбой стремительно уходит в прошлое. Белый Дом подает сигнал боевой тревоги. В Иране ислам радикальный или умеренный?

В этой надвигающейся войне Москва планирует стать посредником. А актуальная тема энергетической безопасности определена в приоритеты летнего саммита G8 в Петербурге. Под энергетической безопасностью Белый Дом понимает отсутствие зависимости от нефти, «поступающей из нестабильных регионов». В своем втором ключевом заявлении президент США призвал в ближайшие 20 лет снизить эту зависимость на три четверти.

Нефть - это не только топливо, которым очень выгодно торговать. Это источник кризисов. Сырье и двигатель мировой агрессии. Этакое кольцо зла, устанавливающее власть над своим хозяином. Конечно, США хотят в первую очередь снизить зависимость от арабской нефти. Тут совпало: общая истерика началась, когда Эр-Рияд вдруг отозвал своего посла из Дании. Саудовская Аравия и Эмираты - культурные лидеры ислама и стран Ближнего Востока.

Но дело не в саудитах. Не в них одних. Взгляните на крупнейших нефтеэкспортеров: все они представляют собой автаркии и находятся в конфронтации с миром Запада.

Ирак Хусейна был мировым изгоем. Изгой-Иран прямо идет к войне. Венесуэла строит антиамериканскую ось в Новом Свете. Россия уже довела свои отношения с Западом до нижней точки. Это врожденная болезнь. «Комплекс экспортера». Неизбежный эффект зависимости. Чем выше цены - тем хуже климат взаимной дружбы.

Проблемы сырьевой зависимости нам уже слишком хорошо известны. Цены на нефть засасывают инвестиции и давят на остальные отрасли. Сырьевая рента подменяет модернизацию. Сверхприбыли подталкивают государство к переделу активов и подчиняют себе внутреннюю политику. Режим левеет и трансформируется в авторитарно-популистский. Ну а общество привыкает тратить за чужой счет. Налоги не исполняют важнейшую функцию регулятора интересов и превращаются в госрепрессию.

Деморализованная и комплексующая нация впадает в депрессию и ищет источник мобилизации. Место общего врага занимает лидер влияния и успеха. Запад.

Сегодня Россия пытается убедить партнеров, что будет понятным и надежным поставщиком, не чета воинствующим исламистам из стран Залива. Вопрос в том, возможно ли это в принципе. Запад, осматриваясь, постепенно склоняется к отрицательному ответу. Можно ли быть женатым холостяком? Регионы, существующие за счет поставок энергоносителей, в эпоху супервысоких цен автоматически перемещаются в зону риска мировой политики.