Кадровый огород

Россия прирастает Петербургом. Что бы там ни говорили. Точнее, его окрестностями. С подачи президента директором департамента нацпроектов в аппарате правительства назначили Бориса Ковальчука, 1977 г. р., сына соседа президента по дачному кооперативу «Озеро». Включение в кадровый пасьянс очередного родственника знакомых по школьной парте подтверждает, что решение кадровых вопросов и есть сегодня политчиеская работа.

По иерархии Ковальчук-мл. почти министр. Так что он не сможет, например, указывать другому дачному соседу своего отца, министру Фурсенко, направления бюджетных потоков нацпроекта «Образование». Согласитесь, это уже тянуло бы на бестакность, так что решение в целом верное. Но зона его ответственности велика. Конечно, господин Ковальчук вполне может оказаться талантливым управленцем. Почему нет. Может, опыт руководства «Лигой почетных консулов» — это ровно то, чего не хватало нацпроектам. Дело не в этом.

Вообще, в нашем сознании уже сложилась картина универсальной профпригодности подготовленного кадрового резерва. Либо профуниверсальности госслужбы — тут уже зависит от угла зрения. Когда вы можете с равным успехом возглавлять, скажем, МВД и крупнейшую партию. Ну, во Франции это тоже так. Демократично и прогрессивно. А с кресла руководителя крупнейшей партии в кресло главы департамента в «Газпроме»? Французы пробовали? А из заместителей подразделения «Газпрома» в председатели Высшего арбитражного суда?

Первое лицо художественно распределяет людей по креслам. Вы заметили, у нас не только публичной — подковерной политики тоже нет. Все интриги — Фрадков против Медведева, Кудрин против Фрадкова, Грызлов против Суркова, военные прокуроры против Сергея Иванова — все они заканчиваются ничем. Будто сценки из пионерской самодеятельности. Корпоративный драмкружок юрфака ЛГУ и озера Комсомольское. Советская модель менеджмента, взятая на вооружение Владимиром Путиным, столкнулась с практикой феодального хозяйствования.

В ней инстанции встроены в административную иерархию и при этом представляют собой вотчины, переданные на кормление.

Должность — это звено в вертикали управления и синекура одновременно. Назначение на нее осуществляется по принципу клановой лояльности и личного доверия, увольнение может быть только показательным, и общая эффективность корпорации оценивается в этой логике аппаратного равновесия. К примеру, те же нацпроекты: Борис Ковальчук наравне с президентом и первым вице-премьером выделяет из них проект «Доступное жилье». Он сложный. Одна из проблем в том, что пятна под застройку выведены с локальных рынков местными монополиями, и требуется их вернуть обратно.

Наверное, надо надавить на губернаторов. Но как? У них политические гарантии несменяемости в обмен на сдачу политических прав. Только что показательно не был снят Хазрет Совмен, подавший заявление об отставке, — в том смысле, что ни уйти нельзя по желанию, ни остаться. Надавить на Минрегионразвития? Там то же самое. Там министр Яковлев, разменявший наверху свой досрочный уход из губернаторов Петербурга на пост министра. Может, надавить на Ковальчука? Тут даже уже и неясно, о чем речь. Где давить? Зачем? Чтобы он что?

Вообще, мы уже давно пересекли рубеж. Произошло обновление смысла жизни. У нас не кадры подбираются под госполитику, а госполитика формулируется для решения кадрового вопроса.

Когда функционирование главы профильного департамента является результатом работы этого департамента. А в целом политика крупнейших, с точки зрения государства, госпроектов подчинена строевой кадровой подготовке к 2008 году.

Дело не только в конкретных людях. Вот, Дума скоро примет поправки, вводящие параллельные ректорским должности президентов вузов. Нужны вузам президенты? Нужны. Чтобы утилизовать отходы партстроительства, которое грозит оставить за бортом следующей Думы существенную часть нынешних депутатов.

С другой стороны, есть в этом какая-то свобода, юношеский задор. Увлечение процессом. Так дети играют в кубики и по дороге забывают, что строят дом.